Фрагмент постера фильма "Укрощение строптивых"
Фрагмент постера фильма "Укрощение строптивых"

Идея перенести в современную Россию действие бессмертной комедии Шекспира "Укрощение строптивой" и впрямь очень интересна. Создатели нового отечественного фильма не скрывали своих намерений и наполнили его множеством цитат из советской картины с Людмилой Касаткиной и Андреем Поповым, из голливудской ленты с участием Элизабет Тейлор и Ричарда Бартона и из итальянского "Укрощения строптивого", где сыграли Орнелла Мути и Адриано Челентано. Увы, именно цитаты и стали наиболее интересными моментами "Укрощения строптивых", потому что создатели этой комедии совершили все возможные и невозможные ошибки, когда-либо сделанные их предшественниками.

Проблемы начинаются с изначальной расстановки сил. Олигархи — поклонник строптивой Катерины и его друг — показаны людьми самодовольными, недалекими и не вызывающими никаких теплых чувств. Олигархи действительно могут быть именно такими, но при одном условии — если богатства и положения в обществе они добились не собственными усилиями, а с помощью влиятельных родичей. Но большинство сильных мира сего стали теми, кто они есть, благодаря собственному уму, смелости и решительности. Впрочем, умны олигархи или непроходимо глупы – в любом случае на них работают сотни, а порой и тысячи людей, и они умны наверняка, иначе быстро потеряли бы престижную работу. Именно подчиненные тщательно готовят отдых боссов независимо от того, куда те хотят отправиться — в тайгу или в Канны. Если же в таежном заповеднике есть препятствия для качественного отдыха, — например, вредный егерь, — то помощники олигархов или перенесут охоту в другое место, или найдут способ удалить строптивого аборигена. Кстати, подчиненные обязаны следить и за тем, чтобы начальство одевалось не только дорого, но и красиво, а не так кошмарно, как отрицательные герои новой российской комедии. Наконец, у всякого уважающего себя олигарха есть телохранители, скрыться от которых абсолютно невозможно. А по-идиотски одетые люди, у которых нет ни охраны, ни толковых подчиненных, способных спланировать отдых боссов, похожи не на воротил большого бизнеса, а на владельцев крошечной палатки на вещевом рынке, и принимать их всерьез совершенно не получается.

Расстановка сил в "Укрощении строптивых" плоха не только потому, что очень далека от жизненной правды. Гораздо хуже то, что с первых же кадров становится ясно: с настолько глупыми поклонниками ни одна разумная девушка не захочет связать судьбу. Так что финал предсказуем с самого начала, а для романтической комедии это очень серьезный недостаток. Достаточно вспомнить Ипполита в "Иронии судьбы" и Ираклия в "Иронии судьбы 2", чтобы понять, насколько украшает и усложняет действие сильный соперник положительного героя.

Дальнейшее развитие событий в "Укрощении строптивых" тоже выглядит странно. Олигарх спонсирует заповедник, перечисляя на его счет немалые суммы, но приехав туда, сталкивается с неприкрытым хамством всех сотрудников. В жизни обычных людей это выглядело бы так. Представьте, что у вас есть немного денег, которые вам не нужно тратить немедленно. К вам пришел незнакомец и попросил о помощи. Вы согласились, а через некоторое время решили навестить этого человека и посмотреть, как он живет. Придя в гости, вы обнаружили, что скромный проситель изменился до неузнаваемости: деньги он вам возвращать не намерен и при этом держится очень по-хамски. Вряд ли после этого вы захотите хоть чем-то помочь неблагодарному "бедолаге".

А положение заповедника гораздо сложнее, ведь деньги олигарха — это не только премии сотрудникам, но и новые системы охраны, защищающие лес от браконьеров. Да и вообще, такая надежная "крыша", как столичный спонсор, оберегает заповедник от местных олигархов и чиновников, которые были бы не прочь поохотиться в чудесном природном уголке или построить на его месте гаражи, автодорогу, а то и завод по производству чего-нибудь вредного и вонючего. Трудно сказать, что дороже — жизнь двух-трех медведей или благополучие заповедника в целом. Но если уж его сотрудники так заботятся о своих зверях, то вполне могли бы неделю-другую походить с олигархом по лесу, усиленно делая вид, что вот-вот разыщут медведя, а на самом деле спасая его от людей. При тонких и обдуманных действиях егерей незадачливые охотники, возможно, и заподозрили бы подвох, но доказать все равно бы ничего не смогли. А любой нормальный олигарх, столкнувшись с хамством, которым встретили в заповеднике героя "Укрощения строптивых", немедленно отправился бы отдыхать в другое место, а, вернувшись, добился бы увольнения неблагодарных людей, которым помогал.

Невоспитанность сотрудников заповедника переходит все границы. Например, традиции русского гостеприимства общеизвестны, но суровый егерь требует, чтобы гостья непременно ПОПРОСИЛА, чтобы он ее накормил. Атлетически сложенный и явно не голодный мужчина вырывает у девушки крынки с молоком и свежие яйца и все это немедленно выпивает и съедает. Выглядит он при этом настолько немужественно, что даже оторопь берет.

Чем дальше в лес — тем больше дров. Складывается впечатление, что сценарист не только никогда не уезжал из Москвы, но даже и книг о природе не читал.

Если в лесу нет дороги, то городской человек никогда не найдет там верное направление, да и вообще далеко не уйдет: кусты и буераки быстро прервут путешествие. Если же дорога есть, то она непременно проходит вдали от болот и прочих опасных для жизни мест (лужи на ней быть могут, но ни утонуть, ни увязнуть в них нельзя). И, разумеется, любое дикое зверье селится от дорог как можно дальше, чтобы не попадаться людям на глаза. А самая страшная таежная опасность — это отнюдь не медведи, а мошкара, которая непременно накинется на девушку в мини-платье с глубоким декольте. И выдержать атаку гнуса сможет далеко не всякий горожанин.

Но даже это только цветочки. Наибольшее потрясение вызывает эпизод, в котором городская девушка сняла туфли и по деревянным мосткам спустилась в озеро. У тех, кто никогда не ходил босиком, ступни очень нежные, а на старых, размокших от воды мостках так легко занозить ногу! Неужели девушка умеет летать? Или заноза — слишком приземленная беда для романтической комедии?

Мораль фильма в целом тоже не очень понятна. О том, что хотел сказать Шекспир своими произведениями, спорят уже много веков, так что однозначного мнения здесь быть не может. А вот итальянская комедия рассказывала, пожалуй, о том, что людям из разных социальных слоев очень непросто и понять друг друга, и ужиться, так что приходится идти на взаимные уступки. И отказ героини от радостей светской жизни в немалой степени уравновешивался отказом героя от поездки на семинар по брюссельской капусте, о котором тот давно мечтал.

А создатели "Укрощения строптивых", кажется, пытаются уверить зрителей, что изнеженная девушка станет настоящим человеком, только если научится доить корову. Во времена натурального крестьянского хозяйства так оно и было, и это подтверждают сказки всех народов мира. Но в постиндустриальном обществе человеку лучше в совершенстве знать какую-то одну профессию, чем слегка разбираться в нескольких. Вряд ли кого-то из пациентов волнует, что еще умеет делать по-настоящему хороший врач, — главное, он прекрасно лечит. А на отношение большинства людей к бездарному эскулапу не повлияет то обстоятельство, что он великолепно доит корову и косит сено. Нравится деревенская работа — ею и занимайся, а не калечь пациентов.

С профпригодностью связан и еще один интересный нюанс картины. Сразу несколько персонажей говорят, что новый наглый егерь занял свою должность сравнительно недавно. Я, разумеется, задумалась, где он работал раньше, но мои догадки оказались абсолютно неверны. Беда в том, что коллег егеря в советские времена в нашей стране было много, и работали они очень хорошо, но никоим образом не влияли ни на отсутствие товаров в магазинах, ни на низкое качество отечественной продукции, ни на сырьевую ориентированность национальной экономики. А очереди и необходимость унижаться перед продавцами в России исчезли, когда за поставку товаров взялись бизнесмены. Такой вот парадокс, и игнорировать его очень опасно.

Но даже все это еще полбеды. Самое грустное — то, что в "Укрощении строптивых" очень несмешные шутки. Самая забавная из них такова.

— Нет у нас медведей! Ушли из заповедника!
— А кто это плывет?
— Это?.. А, это бобр!
— А почему он такой большой?
— Это бобр-мутант.

Медведей в ленте действительно не хватает — и как воплощения дикой природы, и как символа русского широкого хлебосольного характера.

Впрочем, несмотря на все недостатки, "Укрощение строптивых", возможно, с удовольствием посмотрят те, кто ходит в кинотеатр отдыхать после тяжелого трудового дня. А остальным лучше предпочесть советское или американское "Укрощение строптивой" или итальянское "Укрощение строптивого".


comments powered by HyperComments

XXIII РКФ "Литература и Кино": Кинофорум начнется с "Искушения"

Премия "Белый квадрат"-2016: К чести Осадчего

LXX Каннский МКФ: "Теснота" и "Нелюбовь" в Каннах

Премия "Белый квадрат"-2016: 5 из 41

V Премия АПКиТ: Михаил Ефремов и его "Пьяная фирма" покорили продюсеров

Умер Михаил Калик