Кадр из фильма "Тайны дворцовых переворотов. Виват, Анна!"
Кадр из фильма "Тайны дворцовых переворотов. Виват, Анна!"

Мини-сериал "Гардемарины, вперед!", созданный Светланой Дружининой в 1987 году, стал одной из вершин отечественного приключенческого кинематографа. Причины этого в принципе понятны. Во-первых, динамичный сюжет очень удачно сочетает перипетии множества частных судеб с государственными интригами и тайнами. Во-вторых, характеры героев получились очень достоверными и по-настоящему русскими: бескорыстный идеалист Алеша Корсак, Саша Белов, способный на компромиссы ради важных целей, но не теряющий при этом совести и чести, Никита Оленев — наполовину князь, наполовину мужик, дочь репрессированной дворянки Анастасия Ягужинская и дочь репрессированного купца Софья Зотова. Герои второго плана столь же убедительны, при этом даже у большинства отрицательных персонажей есть своя правда. И — самое главное — вся история получилась абсолютно русской. Приключения могут происходить с жителями разных стран, но если среди персонажей есть сотрудники Тайной Канцелярии (как ее ни называй) и их жертвы — действие совершенно точно происходит в России, которую мы знаем. Лав стори по-русски: он, она и тюремная решетка. Это наша боль, наш стыд, наша беда — но и повод гордиться теми, кто в чудовищно трудных обстоятельствах сумел остаться людьми. И русских гардемаринов многие любят больше иностранных мушкетеров, наверное, именно потому, что парни из Навигацкой школы не только умеют шпагами махать, но и помогают тем, кому плохо, борются против несправедливости государственной системы. И вот эта неидеальность мира "Гардемаринов" и делает их одним из шедевров жанра.

Но затянувшееся лирическое отступление пора заканчивать. Уже в сиквеле популярного сериала реальность стала гораздо более одномерной: есть немецкая принцесса, которую нужно любой ценой доставить в Россию, и нехорошие люди, пытающиеся этому помешать. Сложность и неоднозначность первой части исчезли, сменившись изначально условным миром приключенческих романов. Это, в принципе, тоже неплохо: у жанра плаща и шпаги есть много поклонников, и хорошо, что некоторые из них теперь болеют и за наших земляков. Но первые "Гардемарины" были намного сложнее и глубже.

Не знаю, какой оказалась третья часть замечательного сериала и предыдущие "Тайны дворцовых переворотов", но конфликт условного приключенческого жанра и грустных реалий отечественной истории особенно наглядно проявился в новой работе Дружининой — "Виват, Анна!".

По общему мнению, правление Анны Иоанновны принесло России неисчислимые беды. Многие невинные люди — от аристократов до простолюдинов — были арестованы и после ужасных пыток казнены или отправлены на каторгу. Именно при Анне Иоанновне в армии ввели жесточайшую прусскую муштру, парики и мундиры западного образца. Полная закрытость России допетровских времен сменилась иным злом — ближайшее окружение императрицы составляли иностранцы, а русские оказались, по сути, отстранены от ключевых должностей в своей стране. В общем, это было мрачное и страшное время.

У создателей исторических лент обычно нет проблем в изображении нелегкой для страны эпохи: нужно просто честно рассказывать обо всем. Тем, кто снимает приключенческий фильм, приходится сложнее: воцарение Анны трудно отнести к радостным событиям, но по законам жанра похождения героев непременно должны завершиться счастливо. (Некоторые, впрочем, пренебрегали этим правилом: например, финал "Трех мушкетеров" весьма печален.) Но создатели нового российского фильма могли пойти и на компромисс — позволить влюбленным героям чудом отвоевать кусок личного счастья на фоне большой беды. Не исключено, что это выглядело бы не очень красиво, но соответствовало бы исторической правде. Ведь некоторым людям в самые страшные времена удавалось прожить жизнь спокойно, честно и счастливо, не теряя совести.

Однако отечественные кинематографисты предпочли путь наименьшего сопротивления — они показали восшествие Анны на престол как радостное событие для страны, а о последовавших за ним бедах упомянули мельком. Сделать это оказалось непросто, но сила солому ломит.

Противниками безграничной царской власти были члены Верховного Тайного совета, желавшие ввести в России некое подобие парламента и ограничить права императрицы. Безусловно, эти люди вряд ли заботились только о благе государства — в первую очередь они стремились к личной власти. В картине Дружининой сторонники Анны говорят о своих врагах так: "Один тиран — плохо, но восемь тиранов — еще хуже!" Увы, события мировой истории доказывают обратное: ныне во всей Европе наследная власть уступила место власти выборной. Более того, там, где сторонники монархизма особенно упорно сопротивлялись переменам (например, во Франции в конце XVIII века и в России в начале ХХ столетия), смена формы правления проходила невероятно жестоко и кроваво, но все равно завершилась поражением приверженцев единоличной и наследной власти.

А один тиран, особенно если он считает себя наместником Божьим, хуже восьми хотя бы потому, что его сложнее сместить с поста. Противники тирана должны сначала выработать общую программу действий и договориться о том, как разделить власть в случае своей победы. Процесс этот долгий, а пока он продолжается, кто-нибудь непременно донесет тирану о заговорщиках, и тот с полным осознанием собственной правоты казнит их.

У восьми тиранов по определению нет убежденности в божественности своего правления. Кроме того, они тревожатся, не стремится ли кто-то из коллег по власти уничтожить всех остальных, поэтому должны искать поддержку у разных слоев общества. Конечно, даже в таких обстоятельствах возможна тирания, особенно если правители хотят непременно внедрить в жизнь абсолютно противоестественные идеи. Яркий пример — французские якобинцы и советские большевики. Но, несмотря на все злодейства новой власти, ни во Франции, ни в России старые порядки в полном объеме так и не вернулись — настолько сильно было их неприятие большинством людей.

Впрочем, идея о том, что восемь тиранов хуже одного, видимо, казалась сомнительной и создателям новой российской ленты, поэтому они постарались показать противников Анны людьми глупыми, жестокими и неприятными. Ангелами они, разумеется, не были, но, возможно, введение в России в середине XVIII века парламента приблизило бы и разрешение учиться детям низших сословий (за это отчаянно боролся Михаил Васильевич Ломоносов уже во времена правления Елизаветы), и — это парламент или где? — более раннюю отмену крепостничества, чем в реальности. А тогда и революции, возможно, не случилось бы…

Но кинематографисты могли изобразить членов Верховного Тайного совета людьми прекрасными во всех отношениях — это не помешало бы зрительскому восприятию фильма. Дело в том, что Инна Чурикова сыграла Анну женщиной сильной, умной и незаурядной, и вся ее нерешительность в трудные моменты выглядит не бабской дурью, а сомнениями и колебаниями, естественными для любого мыслящего человека. Такая правительница действительно стала бы для России великим благом. Но, согласно всем отзывам современников, Анна Иоанновна была совсем иной! Она отличалась невероятной подозрительностью, всюду видела врагов, поощряла аресты и репрессии, не интересовалась государственными делами, обожала грубые и подлые шутки. Чурикова — одна из лучших актрис нашего времени; не сомневаюсь, она блестяще сыграла бы и недалекую самодурку, если бы режиссер потребовал именно этого. Но нужно было иное — и зрители на премьере, забыв об исторической правде, приветствовали аплодисментами победу замечательной женщины, которую видели на экране. Интересно, появится ли когда-нибудь картина о том, как добрый и любящий царь Николай I пришел к власти, разгромив подлых и невежественных декабристов?

Но если даже забыть о несоответствии исторической правде, то кинематографические достоинства новой российской ленты все равно оставляют желать много лучшего. Событий в сюжете немного — поездка "верховников" в Митаву, где жила Анна Иоанновна, их возвращение в Москву и коронация новой императрицы, отвергнувшей условия, которые раньше подписала. Маловато для почти двух с половиной часов, которые идет фильм!

Немногочисленные сцены боев и драк скорее затягивают действие, чем оживляют его.
А история любви юных героев кажется очень заштампованной и вовсе лишена каких-то событий — встретились, полюбили друг друга, потом еще несколько раз встретились, признались в своих чувствах… вот и все. Характеры влюбленных отсутствуют напрочь. Вместо живых, ярких и не лишенных недостатков героев и героинь первых "Гардемаринов" — идеальная инженю и столь же безукоризненный ее кавалер, лишенные малейшей индивидуальности. А ведь за два с лишним часа экранного времени о персонажах можно было бы рассказать очень много…

Противник главного героя, офицер, защищающий "верховников", выглядит столь же условным, но его противостояние с положительным персонажем получилось гораздо более эмоциональным, чем любовная интрига. И когда отрицательный герой орет оппоненту: "Я же за тебя сражаюсь, за тебя и твоих детей!" — так и хочется воскликнуть: "Верно!" А ответ положительного персонажа: "А я сражаюсь за императрицу и за Россию!" — вызывает недоумение. Неужели стоило сражаться за страну, в которой сажают невинных? За императрицу, которая не интересовалась государственными делами и презирала Россию?..

Впрочем, зрители, которым нравятся все продолжения "Гардемаринов" и шесть предыдущих "Тайн дворцовых переворотов", наверняка с удовольствием посмотрят и новую работу Дружининой. А остальным нужно помнить, что помимо кинематографических недостатков эта картина отличается очень вольным обращением с исторической правдой.


comments powered by HyperComments

XXIII РКФ "Литература и Кино": Кинофорум начнется с "Искушения"

Премия "Белый квадрат"-2016: К чести Осадчего

LXX Каннский МКФ: "Теснота" и "Нелюбовь" в Каннах

Премия "Белый квадрат"-2016: 5 из 41

V Премия АПКиТ: Михаил Ефремов и его "Пьяная фирма" покорили продюсеров

Умер Михаил Калик