Кадр из фильма "Щелкунчик и Крысиный Король"
Кадр из фильма "Щелкунчик и Крысиный Король"

Андрей Кончаловский — один из самых непредсказуемых режиссеров отечественного кинематографа. Большинство постановщиков и у нас, и за рубежом снимают фильмы одного жанра, практически не пытаясь заниматься чем-то новым и неожиданным. Разумеется, ничего плохого в этом нет. Авторское кино Ингмара Бергмана, вестерны Джона Форда, эксцентрические комедии Леонида Гайдая и романтические — Эльдара Рязанова успешно доказывают, что режиссер может много лет работать в выбранном жанре, не повторяясь и радуя зрителей новыми замечательными работами, не похожими на предыдущие.

Лишь немногим постановщикам удается успешно снимать в разных стилях и жанрах, и Кончаловский принадлежит к их числу. Он поставил жесткую драму "Первый учитель" об установлении Советской власти в Киргизии, экранизацию одноименного романа Тургенева "Дворянское гнездо", "Романс о влюбленных" — по сути, рок-мюзикл (первый и долгое время единственный в СССР)…

Но лично мне лучшей работой режиссера кажется "Сибириада". Советский аристократ, снимая масштабную картину о жизни глухой сибирской деревни (Никита Михалков там сыграл простого работягу), сумел не сфальшивить и не соврать ни в одном кадре. Это очень серьезное и значительное достижение. Работы Людмилы Гурченко, Никиты Михалкова, Виталия Соломина, Натальи Андрейченко, Сергея Шакурова и Михаила Кононова в этой ленте стали безусловными вершинами в творчестве замечательных актеров. А потрясающую музыку, которую для "Сибириады" написал Эдуард Артемьев, наверняка слышали даже те, кто не смотрел фильм.

Достижения Кончаловского как сценариста столь же бесспорны. Он был соавтором сценариев большинства своих картин и многих других — в том числе легендарного "Андрея Рублева".

Но в начале 80-х, находясь на пике успеха, Андрей Сергеевич не побоялся бросить все и эмигрировал на Запад. В те времена это означало полный разрыв с родной страной без малейшей надежды на возвращение, а также вечную разлуку с близкими, оставшимися в СССР.

За границей Кончаловский продолжил эксперименты с жанрами. Он поставил такие разные ленты, как эротическая мелодрама "Любовники Марии", жесткая экшн-драма "Поезд-беглец", созданная по сценарию Акиры Куросавы и под явным влиянием фильма Милоша Формана "Полет над гнездом кукушки", приключенческий боевик "Танго и Кэш" и многие другие. Не все они получились одинаково удачными, но все оказались абсолютно непредсказуемыми.

Перестройка позволила Кончаловскому восстановить контакты с родной страной. Со временем он вновь поселился в России, но по-прежнему снимает в самых разных странах картины с многонациональным актерским составом.

Желание другого режиссера столь же почтенного возраста создать свою новую работу в формате 3D могло бы показаться странным. Но для Кончаловского это вполне естественное продолжение постоянных творческих экспериментов.

Основой сюжета новой ленты режиссера стал "Щелкунчик" — сказка Эрнеста Гофмана, идеально соответствующая вкусам романтичных девочек. В ней есть пышные праздники, роскошные подарки, красивые платья, потрясающие игрушки, множество невероятно вкусных сладостей, заколдованные принцы и принцессы, золотые дворцы, финальная свадьба, — в общем, все, о чем любят читать маленькие мечтательницы. Многие другие подобные истории приторны до тошноты, но сказка Гофмана получилась удивительно нежной, светлой и романтичной.

Незаурядное произведение редко удается без потерь пересказать в другом виде искусства, но "Щелкунчику" повезло. Петр Ильич Чайковский создал на основе этой сказки гениальный балет, — возможно, лучший балет всех времен и народов. Его мелодии на слуху и поныне, они не устарели ни единой нотой. "Щелкунчика" ставили, наверное, даже не сотни, а тысячи раз на сценах разных театров мира, и заглавные партии стали вершинами творчества величайших танцоров.

Киноверсий этой истории — и традиционных, и осовремененных — тоже было создано немало. На мой взгляд, ни одна из них не встала вровень со сказкой и балетом, хотя, например, одноименный советский мультфильм очень хорош и прекрасно воссоздает на экране настроение сказки Гофмана (хотя принца спасает не дочь хозяев дома, а юная служанка)…

В своей новой работе Кончаловский традиционно стал не только режиссером, но и одним из соавторов сценария. Разумеется, в сказку Гофмана было внесено немало изменений. Например, изначально ее действие происходило в начале XIX века — для современных детей это невероятно давняя пора, так что понятно желание кинематографистов перенести события поближе к нашему времени.

Выбор начала ХХ столетия тоже в принципе объясним. Во-первых, для людей, живущих век спустя, это уже вполне сказочная эпоха. Во-вторых, именно тот период прекрасно, подробно, любовно и достоверно описан в произведениях многих авторов из разных стран. И немало писателей рассказывали именно о своем детстве — среди них, например, Марина Цветаева, Агата Кристи и Алексей Толстой. В-третьих в начале ХХ века жизнь состоятельных людей была очень красива: длинные платья, шикарные интерьеры, роскошные особняки… Воссоздавать все это на экране — сплошное удовольствие для кинематографистов.

Есть, правда, у такого выбора времени действия и огромная проблема, но о ней речь пойдет в самом конце рецензии. А сейчас нельзя не упомянуть о том, что даже в первых сценах, призванных ввести зрителей в курс дела, сценаристы совершили как минимум три ошибки. Они не очень большие, но все же…

Во-первых, тайно пьющая няня — персонаж скорее советского фольклора, чем немецкого или англоязычного. В романтичную атмосферу сказки она не вписывается абсолютно.

Во-вторых, непонятно, чем занимался дядя Альберт, который и подарил Мари Щелкунчика. Детям это, может быть, и неважно, но дотошных взрослых зрителей раздражает. В принципе, неприкаянный родич может быть даже у самых благополучных людей, но откуда у него деньги на дорогие игрушки племянникам? А ведь для ясности вполне достаточно было просто назвать дядю Альберта талантливым, но немного не от мира сего писателем, композитором или хореографом — и все стало бы на свои места. (Параллель с Эйнштейном кажется мне не слишком удачной: во-первых, Натан Лэйн, сыгравший в "Щелкунчике", не очень похож на знаменитого ученого; во-вторых, вряд ли всем юным зрителям знакомо имя создателя теории относительности.) И еще не помешало бы объяснить, почему, в отличие от брата, Альберт говорит по-немецки с сильным акцентом…

В-третьих, Щелкунчик до своего превращения в Принца характером и манерами очень напоминает болтливых и энергичных персонажей голливудских мультиков — именно таковы обычно друзья суровых и молчаливых главных героев. (Вспомните, например, грустного мамонта Мэнни и жизнерадостного ленивца Сида из "Ледникового периода".) При этом в человеческом облике мальчик ведет себя совершенно иначе — спокойно и сдержанно, так что непонятно, почему, будучи игрушкой, он верещал и суетился. По-моему, смысл любой сказки состоит именно в том, что злое колдовство, уродующее внешность хорошего человека, не способно изменить его характер!

Другая проблема новой картины Кончаловского, возможно, связана с не очень удачной работой переводчиков. Дело в том, что лента до отказа наполнена вульгаризмами и современными американизмами: "Вау, круто, клевый музон!" Возможно, англоязычных зрителей это не шокирует, но как минимум взрослые россияне понимают, что в начале ХХ века в богатых европейских домах так не говорили. И столь серьезное искажение цвета времени выглядит не очень красиво.

Кроме того, насколько можно судить по некоторым моментам (например, по упоминанию Зигмунда Фрейда), действие фильма происходит в Вене. Но почему тогда героиню называют на английский манер — Мэри и юной леди, а не Мари и юной фройляйн? Понятно, что англинизация всего иностранного полностью соответствует традициям Великобритании и США. Но в России испокон веков иноязычные имена и обращения использовались или в русифицированном виде, или в форме, наиболее близкой к оригинальному произношению. Так почему же сейчас мы помогаем и без того влиятельным державам перекраивать мир на их лад?

Русское озвучание изначально англоязычной картины не понравилось мне категорически, как не нравится и большинство современных отечественных дубляжей иностранных лент. Говорить о причинах можно долго, но это совсем другая история... В общем, все, кого устраивает современное российское озвучивание иностранных фильмов, останутся довольны и "Щелкунчиком", а остальные ничего нового для себя не услышат.

А вот с визуальной точки зрения картина, безусловно, порадует не только детей, но и взрослых любителей кино. Совершенно правильно рассудив, что сказка — это игра, Кончаловский наполнил свою новую работу множеством киноцитат.

Например, при просмотре "Щелкунчика" невозможно не вспоминать знаменитые голливудские киносказки последних лет: "Гарри Поттера", "Нарнию" и особенно "Алису в стране чудес". А нехороший поступок брата главной героини во многом похож на предательство Эдмунда в первой части "Нарнии".

Красота богатого венского дома, любовно запечатленная оператором, вызывает ассоциации с лентой "Фанни и Александр". Этот шедевр Ингмара Бергмана также повествует о детях, живших в начале ХХ века, только не в Австрии, а в Швеции.

В каких бы туннелях ни преследовали врагов герои фантастических боевиков, первый фильм на эту тему поставил в далеком 1957 году Анджей Вайда. Его "Канал" основан на реальных событиях Варшавского восстания 1944 года.

Крысиное царство очень похоже на Метрополис из легендарной немой картины Фрица Ланга. Еще оно немного напоминает кайзеровскую Германию перед началом Первой мировой. А самые устойчивые ассоциации, конечно же, возникают с третьим рейхом Гитлера, что вполне закономерно.

"Щелкунчик" был написан Гофманом всего два года спустя после поражения Наполеона, и автор не мог не думать о чудовищной войне, перепахавшей Европу вдоль и поперек. Если же действие сказки перенесено в начало следующего века, — значит, над безмятежной жизнью персонажей нависают тени двух грядущих мировых войн.

И это обстоятельство сценаристы использовали совершенно правильно. В сказке Гофмана битва с Крысиным королем завершалась сравнительно быстро, а потом — на радость юным читательницам — Мари и Щелкунчик путешествовали по прекрасной волшебной стране. В балете сражение тоже было недолгим, а дальше персонажи устроили пышное торжество в честь победы. Язык танца это вполне допускает.

Но в киноленте, в отличие от сказки и от балета, динамичный сюжет необходим как воздух. Поэтому в новой работе Кончаловского основное внимание уделено именно борьбе игрушек с Крысиным королем.

Продумана она очень тщательно. (Даже включение в число положительных героев чернокожего мальчишки вполне оправданно: игрушки-арапчата были весьма популярны в XIX-XX веках.)

Соратники Мари и Щелкунчика совершенно не похожи на суперменов — порой трусоваты, наивны, любят жаловаться или хвастаться. Но все они, даже самые робкие и неуверенные, в трудную минуту находят в себе силы противостоять Злу. И именно сочетание человеческой уязвимости с духовным мужеством (даже несмотря на слабую прорисовку характеров) заставляет сочувствовать героям новой работы Кончаловского гораздо сильнее, чем не знающим сомнений и почти всемогущим героям комиксов.

А противники положительным персонажам достались очень серьезные: Крысиное царство получилось по-настоящему пугающим. Впрочем, это неудивительно сразу по нескольким причинам. Во-первых, воссоздание на экране любой империи фашистского толка дает художникам и костюмерам прекрасные возможности для творчества.

Во-вторых, Джон Туртурро и Фрэнсис де ла Тур откровенно наслаждаются ролями Крысиного короля и его мамочки, а Филипп Киркоров и Алла Пугачева озвучивают их тоже с явным удовольствием. (Это, пожалуй, лучшая часть дубляжа.)

В третьих, кинематографистам удалось создать по-настоящему впечатляющий и страшный образ центра Крысиной империи — фабрики по производству дыма из детских игрушек. (Сцены, действие которых происходит на фабрике, своей изобразительной силой напомнили мне схожие фрагменты из мюзикла Алана Паркера "Стена".) Особой благодарности за это заслуживают режиссер, оператор и монтажер. Думаю, фабрика по производству дыма заставит вздрогнуть даже тех, кто знает, как на самом деле работали газовые камеры в гитлеровских концлагерях.

В-четвертых, вокальные номера Крысиного короля, сочетающие полную свободу изобразительных средств и твердую гражданскую позицию кинематографистов, заставляют вспомнить гениальный мюзикл Боба Фосса "Кабаре". (Разумеется, создатели "Щелкунчика" помнили, что их фильм предназначен для детей, так что ничего неподобающего малыши не увидят и не услышат.)

Но даже при детском рейтинге зрелище получилось феерическим. Пластика Джона Туртурро, шикарный вокал Киркорова, интереснейшие джазовые аранжировки мелодий Чайковского, работа операторов, художников и художников по костюмам, монтаж — все получилось, что называется, в кассу! И без режиссера, разумеется, ничего бы не вышло…

Но именно потому, что вокальные номера Крысиного короля оказались настолько шикарными, особенно обидно, что песни положительных персонажей выглядят и вполовину не так впечатляюще. Хотя причины этого тоже очевидны.

Во-первых, для вокальных номеров "хороших" героев использованы самые красивые мелодии Чайковского — "Вальс цветов" и "Танец феи Драже". Как ни странно, проблема здесь в том, что замечательный русский композитор был не только гением, но и опытнейшим профессионалом. Чайковский писал не только балеты, но и оперы, и романсы, поэтому прекрасно знал, что порой пение заслоняет самые красивые мелодии. Зато в балете голоса исполнителей не слышны, и это позволяет зрителям сосредоточиться на музыке.

"Вальс цветов" и "Танец феи Драже", — возможно, прекраснейшие мелодии всех времен и народов. Но когда на них накладываются слова, это заглушает тончайшие нюансы звуков, которые и делают шедевр шедевром. Думаю, так было бы, даже если бы вокальные номера на эти мелодии исполняли Монсеррат Кабалье и Хозе Каррерас. Увы, в "Щелкунчике" поют отнюдь не Кабалье с Каррерасом, и это еще усиливает неприятное впечатление.

Часть вины лежит и на переводчиках стихов. Не знаю, как это было по-английски, но когда одновременно с нежнейшей мелодией танца феи Драже я слышу весьма странный текст с перепутанными ударениями: "Все от-но-си-тель-но", — мне кажется, что я брежу.

Да и кинематографическое воплощение песен положительных персонажей оставляет желать лучшего. Когда пел Крысиный король — весь экранный мир, казалось, двигался в такт ритму музыки. А во время вокального номера Снежной феи и во время песни про от-но-си-тель-ность камера словно застывала на месте, не пытаясь дополнить саундтрек визуальным рядом. На пользу картине это явно не пошло.

В результате "Щелкунчик" оказался очень похож на традиционные советские мюзиклы, где музыкальные номера в исполнении отрицательных героев оказывались почти всегда интереснее, чем у положительных. Например, в "Человек-амфибии" унылое пение добрых рыбаков зрители не заметили, зато песня портовых шлюх (это слово в ленте, разумеется не упоминалось, но ситуация более чем очевидна) "Нам бы, нам бы, нам бы всем на дно" стала всесоюзным хитом. И это в детском, по сути, фильме!

В советские времена так происходило потому, что цензура не позволяла положительным героям петь под запрещенную в СССР музыку, — в первую очередь, под джаз, рок‘н’ролл и рок. Результаты такой политики заставили бы задуматься любого человека, кроме высокоморальных советских цензоров. Но почему подобное произошло с "Щелкунчиком" в наше время, когда можно петь все, что угодно, — загадка…

Еще одна проблема – после динамичного начала вторая половина картины получилась затянутой и лишенной действия. (Единственное исключение — вокальные номера Крысиного короля.) Эпизод, в котором дядя Альберт с песнями заставляет брата вспомнить детство, кажется лишним: тут хватило бы очень короткого разговора.

Дальнейшим приключениям Мари в Крысином царстве не хватает динамичности и драматизма. И дело тут не в отсутствии навороченных спецэффектов и кровавых деталей; например, когда я смотрю созданную в 1939 году ленту "Волшебник из страны Оз", то всегда переживаю, успеет ли песик Тотошка убежать из плена злой ведьмы и сообщить друзьям, что Элли в плену. Моря крови в этом эпизоде нет — просто собачка быстро бежит вниз по лестнице. Но драматизм есть, как ни странно.

Увы, Мари практически не досталось таких вот маленьких, но опасных испытаний. В царстве Крысиного короля она почти без проблем пробралась на фабрику и быстро спасла несчастных. Конечно, такому успеху можно порадоваться, но из-за отсутствия у Мари трудностей зрителям не удается от души посочувствовать ей…

А в общем и целом Крысиное царство в новом фильме Кончаловского оказалось настолько мрачным и впечатляющим, что полностью затмило и беззаботную жизнь довоенной Вены, и радость победы Щелкунчика. И эта проблема была предсказуема заранее, поскольку она является логическим следствием выбора времени действия картины.

Начало ХХ века стало эпохой заката феодализма в Европе. В последние годы своего существования он был сказочно прекрасен, но все равно обречен на исчезновение ходом мировой истории. Ведь счастливое детство немногих богатых малышей, которые росли в роскошных усадьбах в окружении десятков слуг, оплачивалось нищетой и лишениями огромного числа рабочих и крестьян.

Чтобы сломать уходящий в прошлое уклад, понадобились две мировые войны и десятки миллионов жертв. Но цель была достигнута: сейчас в Европе практически не осталось дворянских гнезд. Зато нет и трущоб, в которых жила беднота, и крестьянских изб без водопровода и электричества. Мир начала ХХ века навсегда ушел в прошлое, причем вполне заслуженно. О той эпохе можно грустить, но вернуть нельзя, и в борьбе с фашизмом она бесполезна.

А вот нацизм — явление вполне реальное. Он совсем рядом — только руку протяни! И то, что один из ведущих отечественных кинематографистов не смог (не захотел?) найти в современном мире людей, которые сумеют противостоять коричневой чуме, — очень тревожный знак…

Но в целом новый "Щелкунчик" получился вполне достойной работой знаменитого режиссера. Не уверена, что эта лента поможет зрителям создать новогоднее настроение: по-моему, Крысиная империя на экране затмила все остальное. А совсем уж маленьких зрителей фильм и вовсе может напугать… Но решительных детей постарше вполне можно вести в кинотеатр, а взрослые при просмотре наверняка получат удовольствие от впечатляющего видеоряда и от игры "Угадай цитату".


comments powered by HyperComments

XXIII РКФ "Литература и Кино": Кинофорум начнется с "Искушения"

Премия "Белый квадрат"-2016: К чести Осадчего

LXX Каннский МКФ: "Теснота" и "Нелюбовь" в Каннах

Премия "Белый квадрат"-2016: 5 из 41

V Премия АПКиТ: Михаил Ефремов и его "Пьяная фирма" покорили продюсеров

Умер Михаил Калик