Фрагмент постера фильма "Золотое сечение"
Фрагмент постера фильма "Золотое сечение"

Услышав, что в новой отечественной картине "Золотое сечение" Алексей Серебряков и Ксения Раппопорт в джунглях Камбоджи защищают Добро от Зла, я подумала о том же, о чем и вы. Конечно, на русскую версию "Индианы Джонса" рассчитывать не приходилось: все же боевики у нас получаются пока хуже, чем в Голливуде. Но подбор актеров очень радовал. Серебряков — один из самых крутых парней нашего кино. Веришь, что и в реальной жизни он в трудной ситуации будет стоять насмерть, а для героя боевика это главное. Ксения Раппопорт — одна из лучших российских актрис, и каждая ее новая роль становится событием. Так что надежды на "Золотое сечение" были большие.

Некоторые сомнения появились, когда я увидела трейлер фильма. Там персонаж Серебрякова на полном серьезе говорил: "Теперь Смерть — мой советчик". На мой взгляд, советоваться со Смертью не будет ни один защитник Добра.

Многое стало понятно, когда я узнала, что "Золотое сечение" снял Сергей Дебижев — постановщик фильма "Два капитана 2" (1993 г.). В новой работе, как мне показалось, режиссер попытался продолжить традиции своего кинематографического дебюта. Поэтому о "Двух капитанах 2" имеет смысл рассказать подробнее.

Дебютная лента Дебижева была стилизацией под черно-белую картину первых лет кинематографа. Рассказывала она о том, как в начале ХХ века два, разумеется, капитана раскрыли международный заговор, направленный против России, после чего в нашей стране установилась полная гармония под чутким руководством царя-батюшки.

Назвать этот фильм по-настоящему смешным или увлекательным, по-моему, нельзя: особо связного сюжета там нет. И, разумеется, "Два капитана 2" не имеют никакого отношения к реальности. Но абсурдность ленты была очень уместна в эпоху крушения советской империи, когда существовавшие десятилетиями правила и отношения рассыпались на глазах. В такую пору возможно все, в том числе рождение невероятных химер.

Кроме того, "Двух капитанов 2" очень украсили Борис Гребенщиков и Сергей Курехин, сыгравшие главные роли. Профессиональные актеры непременно попытались бы сделать своих персонажей глубокими и неоднозначными, что противоречило бы игровой условности картины. А рок-музыканты просто с огромным удовольствием развлекались перед камерой, и это полностью соответствовало замыслу режиссера.

С тех пор прошло семнадцать лет, и цвет времени изменился до неузнаваемости. На месте исчезнувшей советской империи живут пятнадцать независимых государств. Сложился новый уклад. Выросло целое поколение, которое не помнит прежней жизни.

Разумеется, ничего вечного в мире нет. Сейчас сомнению подвергаются принципы, по которым живет западное общество, и воспеть абсурд современной жизни — задача интересная и своевременная. Но, во-первых, нынешний кризис западных ценностей и вполовину не так серьезен, как распад СССР. А, во-вторых, в полной мере почувствовать цвет времени способны только люди не старше тридцати пяти-сорока. Те, кому за пятьдесят, до конца дней мыслями и чувствами остаются в эпохе своей юности и не всегда понимают суть новых перемен.

Именно с этим, на мой взгляд, и связаны главные проблемы "Золотого сечения". В относительно спокойном 2010-ом году нельзя ставить кино так же, как в бурном 1993-ем. Изменилось многое и в первую очередь — требования, предъявляемые к качеству фильма. Семнадцать лет назад можно было снимать по наитию, не думая о том, что получится в итоге. Сейчас режиссеру, начиная работу, очень желательно хотя бы примерно представлять, что он хочет увидеть в результате. А если не ставить перед собой точно сформулированную задачу, то и ответа убедительного не получится, чему яркий пример — "Золотое сечение". Для боевика оно слишком условно, для пародии – чрезмерно серьезно, а в качестве артхаусной картины мне абсолютно не понравилось. Но обо всем по порядку.

Боевик обязан быть реалистичным не больше, чем сказка. В обоих случаях не обязательно придерживаться бытовой достоверности, но некоторые законы соблюдать нужно непременно. Например, необходимо точно и недвусмысленно объяснить, чем именно Добро отличается от Зла.

Но как раз с этим у "Золотого сечения" огромные проблемы. Например, основа сюжета — стремление тайного ордена вернуть на исторические места реликвии восьми мировых религий. Тогда, по мнению орденцев, на Земле вновь воцарится гармония.

Простите, а когда на нашей планете царила гармония? Когда сжигали ведьм на кострах? Когда холопами торговали как скотиной и пороли за любую провинность? Когда женщины считались собственностью мужчин? Или тайный орден из "Золотого сечения" мечтает вернуть первобытнообщинные времена всеобщего равенства? Но тогда и священных религиозных реликвий не было…

Дальнейшие события принимают еще более странный оборот. Оказывается, для возвращения каждой реликвии на место необходима человеческая жертва. Интересный, однако, способ восстановления мировой гармонии! При таком раскладе я однозначно болею за хаос.

Ну ладно, допустим, злые орденцы решили использовать для своих мерзких целей наивного героя, задурив ему голову красивыми словами о всемирном благе. Но почему он не восстал против негодяев, когда их подлость стала очевидна? Неправильное это поведение для спасителя мира…

Впрочем, к образу главного героя возникает и множество других претензий. Например, наш современник и земляк выражается еще более высокопарно и пафосно, чем его предок — белый офицер. Мне не встречались люди, которые разговаривают так же, как главный герой "Золотого сечения". Если подобная манера речи задумывалась как ирония над персонажем — замысел не удался. Пафосные рассуждения героя об изгнании демонов разума кажутся несмешными и нудными.

Есть и еще одна проблема. Самые крутые и популярные герои боевиков обычно обладают не только бесстрашием и силой духа, но и чувством юмора, ироничным отношением к себе. Увы, герой "Золотого сечения" с первой до последней минуты серьезен настолько, что воспринимать его всерьез абсолютно не получается. Но и смешным это не выглядит.

В таких обстоятельствах самой значительной частью сюжета оказалась история белого офицера. Он потерял родину, боевых товарищей и любимую, но однажды получил шанс вернуть кое-что из потерянного и обрести новый смысл жизни. Есть на что посмотреть, чему посочувствовать и чем восхититься! К сожалению, фрагменты воспоминаний этого незаурядного человека сопровождаются черно-белым видеорядом, стилизованным под не лучшие образцы старого кино. В результате рассказ о настоящих испытаниях, страдании и победах выглядит и вполовину не таким жестким, каким должен бы. А если режиссеру хотелось пошутить — не надо было упоминать о земле, которая во время сражений краснела от крови. Такие моменты настраивают зрителей на вполне определенный лад.

Приключенческому боевику можно простить многие недостатки, если он наполнен динамичными, зрелищными спецэффектами. Увы, в "Золотом сечении" их нет. Вообще. Денег на экспедиции съемочной группы в Париж и Камбоджу продюсерам хватило, но на этом средства закончились.

В принципе, боевик может обойтись и без спецэффектов, но при условии гениального сценария. Например, в первой части "Крепкого орешка" их мало — только ближе к финалу на экране ненадолго появляется вертолет. Но даже эти кадры запоминаются не впечатляющей авиатехникой, а тем, что в летательном аппарате находились двое невообразимых парней — агент Джонсон и специальный агент Джонсон (не родственники).

Так что интересная история непременно заслонит даже самые впечатляющие спецэффекты или их отсутствие. Увы, в "Золотом сечении" с сюжетом такие же огромные проблемы, как и со спецэффектами, поэтому в качестве боевика лента абсолютно неубедительна.

Продуманный, динамичный сценарий очень украшает пародию (ярчайшие примеры — "Бриллиантовая рука" и "Приключения принца Флоризеля"). В "Золотом сечении" сюжет неубедителен даже для юмористического жанра. И, что еще хуже, в картине абсолютно нет шуток. Только один эпизод можно хотя бы с натяжкой отнести к смешным, — тот, в котором змея укусила героиню Ксении Раппопорт в… ягодицу. Но даже если это кажется вам забавным, все равно не надейтесь хорошо посмеяться во время просмотра "Золотого сечения". Шутка там только одна.

Так что единственный жанр, к которому можно без натяжек отнести новый отечественный фильм, — это артхаусное авангардное кино не для всех. Соответственно, и понять его способен не каждый. Мне это не удалось, однако вполне вероятно, что многие зрители увидят в ленте потаенный глубокий смысл. Но лично меня очень смущает… скажем так, скромность художественных средств, которые режиссер использовал для воплощения своих замыслов. Немалую часть экранного времени занимают геометрические фигуры, из которых складываются сны и фантазии главного героя, а также убыстренные съемки ночной жизни камбоджийского городка.

Спору нет, любые художественные средства, даже такие простые, хороши, если они помогают создавать нужное впечатление. Например, убыстренная съемка северных пейзажей и кадры компьютерной стрелялки очень удачно раскрывают образ одного из персонажей в картине "Как я провел этим летом". Увы, при просмотре "Золотого сечения" мне казалось, что стилистические изыски нужны только для заполнения дыр в сюжете…

Всем любителям боевиков новый фильм Дебижева категорически противопоказан. Поклонники сыгравших здесь актеров тоже вряд ли получат от ленты большое удовольствие: когда нет характеров персонажей, исполнители почти бессильны. Но фанаты авторского кино (особенно те, кому нравятся "Два капитана 2") все же могут попробовать сходить в кинотеатр. Авангард — вещь очень субъективная, и разные люди видят его по-разному.

P.S. Серебряков и Раппопорт смотрятся вместе настолько классно, что я очень надеюсь: если когда-нибудь все же решат поставить русскую версию "Индианы Джонса", то на главные роли пригласят именно этих актеров. Уверена: такой команде по силам спасти нашу планету от любого мирового зла.


comments powered by HyperComments

XXIII РКФ "Литература и Кино": Кинофорум начнется с "Искушения"

Премия "Белый квадрат"-2016: К чести Осадчего

LXX Каннский МКФ: "Теснота" и "Нелюбовь" в Каннах

Премия "Белый квадрат"-2016: 5 из 41

V Премия АПКиТ: Михаил Ефремов и его "Пьяная фирма" покорили продюсеров

Умер Михаил Калик