Кадр из фильма "Рассказы"
Кадр из фильма "Рассказы"

Моя подруга в таких случаях говорит: "внезапно!". Это такая крайняя степень удивления и заинтересованности. И единственно внятное, что у меня получилось произнести по окончании просмотра альманаха "Рассказы" Михаила Сегала, — это: "внезапно!".

Перед сеансом традиционно выступала Ситора Алиева. Понравилась ее фраза о том, что мировые фестивали наконец-то начали делать запрос на комедии из России, что зарубежные селекционеры ищут не только нового Сокурова или Тарковского. Это, как мне кажется, очень здоровая тенденция, и говорит о том, что западное киносообщество готовится принимать российское кино на равных, а не как сувенир из экзотической страны. Как пример Ситора Шохиновна привела приглашение картины "Рассказы" и ее режиссера на Лондонский кинофестиваль. К тому же, программный директор провела небольшой экскурс в 2011 год, когда главный приз в конкурсе "Кинотавр. Короткий метр" получила короткометражка Михаила Сегала "Мир крепежа". Эта новелла впоследствии вошла в киноальманах "Рассказы", финансирование которого стало возможно как раз после "Кинотавра". Так что, по сути, "Рассказы" — крестник Сочинского фестиваля.

Потом пару слов вышел сказать Михаил Сегал и с присущей ему иронией раскрыл все карты. Это было похоже на выступление новичка в клубе анонимных режиссеров: "Здравствуйте, меня зовут Михаил и я... режиссер" — "Здравствуй, Михаил". Выяснилось, что его фильм на Лондонском фестивале был показан вне конкурса, т.е. в ретроспективе, посвященной российскому кино; что решение снять "Мир крепежа" пришло за полтора месяца до окончания срока приема заявок на XXII "Кинотавр"; и, самое главное, он искренне удивился, отчего это все называют "Рассказы" комедией. "Когда мы его снимали, нам было грустно" — с неподдельной серьезностью отметил режиссер. Его манера общения и подачи информации подкупала. Но одно дело, личность автора, и другое — сам фильм.

Сейчас так модно быть молодым, быть в тренде, успевать за новинками, модно заигрывать с новой язвительной юностью, для которой, кроме западных, нет других авторитетов. Это поколение настолько вербально агрессивно, что его никто не отваживается пропесочить как следует. Пока никто даже шепотом не сказал, что этим стильным, неглупым и в целом неплохим ребятам не хватает опыта, знаний и умений. Например, они не умеют чувствовать и/или понимать свои чувства. Они просят набор смайлов/настроений/масок на все случаи жизни, чтобы, с одной стороны, не вызвать подозрений у окружающих в том, что они бесчувственные, а с другой, если внутри них эмоция будет слишком острой и большей в объеме, чем они могут подавить, чтоб было чем прикрыться, чем защититься. В этом нет никакого противоречия, они не чувствую ничего на отметках, расставленных старшим поколением, но они чувствуют на своем уровне, а там нет никаких меток, нет словаря, нет переводчика. Им не с кем сопоставить свои ощущения.

У рожденных в СССР тоже все "не слава богу". Они все время ездят под кирпич, ежедневно, как заправские часовщики, запускают механизм коррупции, платя с каждым разом все больше и больше, более того, делают все это с благими намерениями. В новелле "Круговое движение" цепочка: "техосмотр - загранпаспорт - институт - больница - военкомат - жилье - строительный подряд - губернатор - президент - борьба с коррупцией" чудовищно и просто или чудовищно просто объясняет, почему коррупция непобедима в принципе. Отдельные аплодисменты яркости сцены встречи с президентом.

Третья новелла "Энергетический кризис" — это прямо таки иллюстрация к постулату "Пушкин — наше всё". Или даже так: "Уйдешь в лес, потеряешься… Кто тебя спасать будет? - Пушкин?" Он самый. Какое же это неблагодарное дело - пытаться пересказать смысл новеллы: он ведь у каждого свой. Мне показалось символичным, что сначала девочка сама сбилась с пути, потом испугалась, а потом принялась действовать за несколько мгновений до счастливого избавления. Причем, она увидела выход в уничтожении, как бы это по точнее сказать, основы, опоры для силы, которая призвана ее выручить. Ну, и вердикт печальный, конечно: "Ее уже никто не спасет". Это вовсе не так серьезно, как я написала, но есть над чем подумать, разве не это задача любого произведения искусства — не только развлекать?

И финал, т.е. финиш — история под названием "Возгорится пламя". По большому счету, тут надо оставить одну единственную цитату из этой новеллы — "О чем с тобой тра**ться?" — и всё. Безусловно, вся эта часть сплошные 18+. Этим она выразительна и, к сожалению, этим же делает фильм в целом недоступным для тех, кому он мог бы прийтись на вырост. Возвращаясь к зачину, все та же проблема — отсутствие знаний и умений. К сожалению тех, с кем тра**ться есть о чем, становится все меньше с обеих сторон. И в этой связи мне бы тоже было грустно снимать этот фильм.

Кто бы мог подумать, что сейчас можно сделать актуальную картину в жанре острой социальной сатиры? Что для этого не понадобится спускаться на самое дно, бродить по канализации, гастарбайтерским общагам, помойкам, отдаленным спальным районам, что вполне благополучные на вид люди, совсем не смешные, кстати, в смысле, вовсе не фрики, так вот, что вполне благополучные люди так комичны в повседневной жизни, что, если буквально чуть-чуть утрировать, гиперболизировать их (наше?) существование, можно начать икать от смеха? Ну вот, Михаил Сегал взял и сделал.

Вообще же в "Рассказах" столько планов и символов, под которые можно подвести теории, для которых можно вывести общий знаменатель и произвести какие-нибудь еще строго математические действия, что даже боязно приступать — чай, не реферат пишу. Одним словом, эта картина must see для тех, у кого "общее детство прошло на одних букварях".

Сходите в кино!
С кинематографическим приветом из Киевской осени
Ляля Берг


comments powered by HyperComments

XXIII РКФ "Литература и Кино": Кинофорум начнется с "Искушения"

Премия "Белый квадрат"-2016: К чести Осадчего

LXX Каннский МКФ: "Теснота" и "Нелюбовь" в Каннах

Премия "Белый квадрат"-2016: 5 из 41

V Премия АПКиТ: Михаил Ефремов и его "Пьяная фирма" покорили продюсеров

Умер Михаил Калик