Кадр из фильма "В тумане"
Кадр из фильма "В тумане"

Честно говоря, фильм Сергея Лозницы "В тумане" сильно меня озадачил. Эта картина сделана очень качественно, смотреть ее было интересно, но она оставила меня абсолютно равнодушной. Вполне допускаю, что проблема тут исключительно в моем субъективном восприятии, но факт есть факт.

При этом, повторюсь, снята новая отечественная лента очень качественно — в лучших традициях советского военного кино. В современной России сравнить ее можно, наверное, только со "Звездой", но Николай Лебедев стремился возродить стиль романтических фильмов о войне, а Лозница так же осознанно и со столь же прекрасным знанием первоисточника работал в гораздо более реалистичной манере.

Экранизированная в новой отечественной ленте одноименная повесть Василя Быкова сейчас вряд ли кого-то может шокировать, но для своего времени она была поистине революционной. В советском искусстве и пропаганде партизаны никогда не ошибались и вставали на путь борьбы с фашизмом исключительно из желания защитить советскую власть. Быков рассказывает о казни партизанами человека, обвиненного в предательстве только на основании косвенных (хотя и весомых) улик, а главные герои повести совершали диверсии в тылу врага не столько из идеологических побуждений, сколько из желания свести личные счеты с жестоким начальством или с теми, кто присвоил чужую собственность. В повести легендарного белорусского писателя все это никоим образом не умаляет величие подвига людей, которые практически голыми руками и без всякой поддержки извне боролись с безжалостной и могущественной нацистской машиной, но такой подход жутко шокировал советских цензоров, хотя наверняка больше соответствовал жизненной правде, чем высокоморальная трескучая советская пропаганда. (Безусловно, немало людей стали партизанами из самых высоких гражданских побуждений, но совершенно точно такими сознательными были не все.)

Потаенный и весьма спорный для своей эпохи смысл произведения Быкова, который прекрасно понимали многие советские читатели, сегодня большинству людей кажется абсолютно очевидным и бесспорным. Каждым словом, каждым сюжетным поворотом повести "В тумане" замечательный белорусский писатель протестовал против недоверия к людям, защищал тех, чья вина относительно невелика или не доказана. Эта позиция Быкова распространялась не только на страшные военные годы, но и на сталинские репрессии довоенной и послевоенной поры. Писатель отчаянно старался помочь читателям понять, что даже на войне (тем более в мирное время) милосердие превыше справедливости (не говоря уже о беспощадности). В 1987 году, когда вышла повесть "В тумане", утверждать подобное было небезопасно, а сегодня большинство людей разделяют данное мнение именно потому, что много лет назад его бесстрашно защищали такие люди, как Василь Быков.

Если же вынести за скобки шокирующий для своего времени и вполне нормальный по современным меркам сюжет, повесть "В тумане" все равно остается очень яркой и талантливой. В ней абсолютно достоверно воссоздана жуткая атмосфера военного времени и бытовые реалии жизни белорусской деревни, характеры персонажей по-настоящему убедительны, интрига приковывает внимание читателей до последней страницы.

Большая часть этих достоинств сохранилась и в экранизации легендарного произведения. Режиссеру блестяще удалось решить самую главную проблему, стоявшую перед ним: Лозница смог сделать по-настоящему увлекательной практически лишенную событий картину, хотя в кинематографе отсутствие динамичного сюжета воспринимается гораздо болезненнее, чем в литературе. Только выйдя из кинотеатра и включив мобильник, я поняла, что новая отечественная лента продолжалась почти два с половиной часа. Для человека, в силу рода занятий всегда замечающего лишние десять минут в кинозале, такое дорогого стоит.

Безусловно, огромное спасибо за качественную работу нужно сказать не только режиссеру, но и всей съемочной группе. Кинематографисты очень тщательно воссоздали на экране цвет времени; не знаю, что скажут историки, но мне казалось, что я вижу реальные события военной поры — настолько достоверным до мельчайших деталей выглядит все происходящее на экране. Операторская работа поистине великолепна. Все актеры не просто прекрасно играют — они еще и внешне полностью соответствуют цвету времени. Другое дело, что при первом же взгляде на каждого персонажа немедленно понимаешь, кто из них хранит у себя в шкафу самый большой скелет, и подобная предсказуемость плохо влияет на общее впечатление от ленты. Не исключаю, что режиссер сознательно стремился именно к этому эффекту: люди нередко именно таковы, какими кажутся. Но, по-моему, правильнее было бы несколько усложнить ситуацию и стоящий перед героями выбор.

Единственная претензия, которую можно предъявить к аутентичности фильма — персонажи-белорусы в нем изъясняются на чистом русском языке без малейших признаков акцента. Понятно, что если в оригинале большинство героев разговаривают друг с другом по-белорусски, то акцента у них и не должно быть, но с немцами-то они наверняка по-русски объяснялись. Впрочем, если кинематографисты не имели возможности нанять профессионального преподавателя белорусского языка, чтобы поставить актерам акцент и произношение, то действительно лучше было не заставлять исполнителей коверкать язык псэудобэларусским хоуварам, а то драматичная история могла превратиться в идиотскую комедию.

К счастью, этого не произошло, но при всех своих несомненных достоинствах новая отечественная картина меня абсолютно не зацепила. Возможно, это связано исключительно с тем, что я видела очень много хороших советских, польских, венгерских, чешских, французских, английских и американских лент о Второй мировой, а в детстве и ранней юности драматические истории воспринимаешь гораздо острее. Кроме того, тем же проблемам, что и фильм Лозницы, — партизанская жизнь, предательство, беспощадность, искупление, милосердие — посвящена великая "Проверка на дорогах" Алексея Германа-старшего. В свое время она произвела на меня очень сильное впечатление, и, возможно, именно поэтому новую отечественную картину я воспринимаю вторичной по отношению к шедевру советского кино. На мой взгляд, в черно-белой ленте Германа данные проблемы показаны гораздо ярче и острее, хотя, возможно, это сетования из цикла "раньше небо было голубее, а трава — зеленее".

А к замечательному фильму Лозницы у меня только две претензии, причем обе сравнительно небольшие. Во-первых, при изначально выбранной режиссером реалистичной манере повествования (в картине даже нет саундтрека) очень странно выглядят воспоминания героев о своем прошлом. К тому моменту, когда начался первый такой эпизод, я уже окончательно поверила, что смотрю не кино, а кусок жизни, и испытала настоящий шок из-за того, что действие сделало столь типичный для кинематографа в целом, но совершенно неуместный для стиля этой ленты поворот. Понятно, что при экранизации данной повести, наверное, иначе было нельзя, но флэшбэки все равно нарушают предельную реалистичность начальных эпизодов.

А еще новый отечественный фильм показался мне недостаточно драматичным. Возможно, это опять же субъективизм восприятия: в детстве и ранней юности я очень хорошо знала, что такое война, и мне не нужно было специально настраиваться для просмотра картин об этом страшном времени. А сейчас чувство войны почти совсем забылось, и не исключено, что лента Лозницы не зацепила меня именно поэтому.

Но "Звезда" Лебедева довела меня до слез, а о героях "Искупления" Прошкина мне до сих пор больно вспоминать, так что, возможно, дело не в моей нечувствительности к военной тематике, а в чем-то ином. Наверняка все, кто смотрел хотя бы несколько фильмов, заметили одну интересную закономерность. Иногда и музыка мрачная за кадром звучит, и гром на экране гремит, и дома горят, и люди с перекошенными лицами туда-сюда бегают, но всем этим ужасам абсолютно не сочувствуешь. А порой и музыки нет, и изображение черно-белое, и в кадре — только пустынная улица, но сразу становится ясно: скоро случится что-то важное и серьезное, то, что ни в коем случае нельзя пропустить. Причины каждого успеха и неудачи нужно разбирать отдельно, а проще всего констатировать, что в некоторых картинах магия кино есть, а в других она отсутствует как таковая. Вот именно черной магии войны мне в очень качественной ленте Лозницы и не хватило.

Я вовсе не хочу сказать, что главная проблема нового отечественного фильма заключается в отсутствии рек крови, гор трупов и диких воплей. Наоборот, сдержанность выразительных средств — это очень большой плюс картины. Но, счастливо избежав стилистических эксцессов, режиссер, по-моему, не сумел найти достаточно убедительный способ передать драматизм войны, который персонажи (а вслед за ними и зрители) должны были ощущать каждую секунду…

Впрочем, как бы то ни было, художественные достоинства новой отечественной ленты неоспоримы, а замеченные мной недостатки, возможно, вызваны только моим субъективным восприятием. Фильм Лозницы обязателен к просмотру всем, кто скучает по советским военным картинам, а также тем, кто хочет узнать, что это такое. Лента также безусловно рекомендуется всем поклонникам хорошего, качественного кино.


comments powered by HyperComments

XI МКФ "Зеркало": "Я не мадам Бовари" и "Теснота" "В центре циклона"

Премьера фильма "Холодное танго"

Умер Алексей Баталов

Завершились съемки сериала о Рихарде Зорге

XXVIII ОРКФ "Кинотавр": "Аритмия" победе не помеха

Открытие кинофестиваля "Зеркало"