Фрагмент постера фильма "Василиса"
Фрагмент постера фильма "Василиса"

Для начала открою страшную тайну: судьба Василисы Кожиной и ее вклад в борьбу с французами были очень сильно приукрашены советской пропагандой. Но факт остается фактом: эта женщина действительно взяла в руки оружие, чтобы защитить родную землю от захватчиков, поэтому заслужила добрую память потомков. Так что желание кинематографистов увековечить образ Василисы на экране можно только приветствовать.

Вот только для того, чтобы честно и реалистично рассказать о судьбе простой крестьянки (по меркам своей эпохи — женщины средних лет), люди искусства должны очень хорошо, не понаслышке знать и искренне любить жизнь простого народа. Увы, современным столичным интеллектуалам быт русских деревень известен, наверное, хуже, чем, например, культура Древней Греции. Пополнить знания практически негде: в постиндустриальных странах (к числу которых относится и Россия) традиционный крестьянский мир уменьшается в размерах буквально с каждым днем, словно шагреневая кожа. Поэтому вполне закономерно, что из современных отечественных кинематографистов достоверно рассказать о судьбе русской деревни удалось лишь Андрею Кончаловскому ("Сибириада") и Андрею Смирнову ("Жила-была одна баба"), но даже эти честные и талантливые фильмы больше нравятся городским эстетам, чем землякам и потомкам персонажей.

Так что создатели "Василисы", по-моему, поступили абсолютно правильно, решив не беспокоиться об исторической достоверности своей работы, а просто рассказать сказку о войне и о любви. Мне, правда, непонятно, почему они не изменили имя героини, как это сделал, например, автор пьесы "Давным-давно": зрители созданных на ее основе спектаклей и "Гусарской баллады" Эльдара Рязанова прекрасно понимают, что Шурочка Азарова — это не Надежда Дурова, но сам факт существования кавалерист-девицы придает вымышленному образу значимость и реализм. По-моему, если бы создатели новой отечественной картины назвали свою героиню, скажем, Матреной Зыковой, то к достоверности их работы возникло бы гораздо меньше претензий.

Ну ладно, в конце концов, это мелочи. Гораздо важнее было показать в характере Василисы именно те черты, благодаря которым она осталась в людской памяти, — смелость, патриотизм и (пожалуй, самое главное) способность организовывать людей в тяжелейших военных условиях. Если бы кинематографисты справились с этой непростой задачей, то все остальные их недочеты не имели бы ни малейшего значения.

Увы, ничего подобного не произошло: слишком много ошибок совершили создатели новой отечественной ленты. Жаль, что так получилось, но тут ничего не поделаешь.

А наиболее удачными в "Василисе" оказались, как ни странно, массовые батальные сцены. Да, они малолюдны и полностью лишены исторической реалистичности, больше напоминая фрагменты фильма "Крадущийся тигр, затаившийся дракон", чем реальные бои какой бы то ни было эпохи. Но при просмотре этих заведомо недостоверных эпизодов я испытала именно те эмоции, которые рассчитывали вызвать у зрителей кинематографисты. Само по себе данное положение вещей не может не удивлять: в современном российском кино хуже всего удаются как раз масштабные трюковые сцены. Что ж, лиха беда — начало, и если режиссер "Василисы" в следующих своих работах сумеет создать убедительные образы персонажей и достоверные сюжетные повороты, соединив их с уже присущим ему умением снимать впечатляющие массовые эпизоды, то все будет прекрасно.

Увы, пока дела обстоят совсем не так замечательно. Например, невероятно красивый саундтрек "Василисы" — один из лучших, что я слышала за последние годы, но он был бы вполне уместен в картине, действие которой разворачивается в Европе любой эпохи, или в ленте о современной России. А вот истории жизни и борьбы русской крестьянки эта безусловно талантливая музыка подходит в точности как корове седло.

Но главная проблема нового отечественного фильма — не саундтрек, а многочисленные ошибки (как логические, так и исторические), совершенные сценаристами и работниками постановочных цехов.

Начну с логических неувязок – приведу всего лишь несколько из великого множества примеров.

Спору нет, даже у самых забитых крепостных крестьянок наверняка имелись очень красивые наряды, которые украшались многими поколениями женщин, бережно хранились и передавались от бабушки к внучке, от матери к дочери. Но совершенно очевидно, что эту чудесную одежду надевали только по самым большим праздникам, а привычными будничными делами занимались в чем-нибудь попроще, домоткано-дерюжном — не моем же мы полы в вечерних платьях! Увы, в "Василисе" все без исключения крестьяне и крестьянки даже самую грязную работу выполняют в роскошных нарядах, которые больше подошли бы участникам фольклорных ансамблей, чем крепостным деревенским жителям.

Так же неубедителен и быт партизанского отряда. Жизнь людей, которые не имеют возможности покинуть скрывающий их от врагов лес, невероятно тяжела; всем, кому интересна данная тема, очень советую посмотреть великую картину Алексея Германа "Проверка на дорогах". Понятно, что во время наполеоновского нашествия бесстрашным партизанам приходилось еще хуже, чем героям Второй мировой, но в новой отечественной ленте даже через полгода нечеловеческих мытарств и лишений все крестьяне сыты, румяны и гладко выбриты, а их волосы чисто вымыты и элегантно уложены, словно у фотомоделей из глянцевых журналов.

Достоверность военных эпизодов столь же сомнительна. Например, представьте такую ситуацию: крестьяне-партизаны нашли умирающего русского офицера, намеревавшегося передать командованию сообщение чрезвычайной важности. Понятно, что весть нужно как можно скорее доставить по назначению через линию фронта, но кому лучше доверить эту непростую миссию?

По-моему, ответ очевиден — посылать нужно баб с мальчишками. Они еще в мирное время обошли все окрестные леса, собирая хворост, грибы и ягоды, поэтому знают местность гораздо лучше оккупантов и сумеют пройти неведомыми чужакам тайными тропами. А если все же встретят врагов, то легко сумеют отговориться: "Да вы чё, господа хранцузы?! Каки-таки партизаны? Мы из Нижней Гореловки, хворост собирам и кору дерем — в деревне с осени муки нет, а ежели кору потолочь, из ней хлеб печь можно…" Опровергнуть слова крестьянок и найти надежно спрятанное письмо французы вряд ли сумели бы...

Что же произошло в "Василисе"? За линию фронта отправилась… юная дворянка (как она попала к крестьянам — отдельная и абсолютно недостоверная история), явно знавшая здешние места гораздо хуже всех своих товарищей по оружию, одетая по-господски и верхом. Более подозрительную фигуру в насквозь промерзших диких лесах и представить сложно! Конечно, в новой отечественной картине все закончилось наилучшим образом, но выглядит это вопиюще неубедительно.

Еще одна абсолютно недостоверная сюжетная линия связана с образом главного злодея — французского офицера. Поверить в его любовь к Василисе я могу: в сказках еще и не то бывает, а в наполеоновской армии делали успешную карьеру не только бывшие аристократы, но и талантливые отпрыски бедных семей.

Беда в другом: время от времени главный злодей ведет себя именно так, как ему и положено по должности, — хитро и коварно, но иногда (в тех случаях, когда положительным персонажам нужно срочно вылететь на крыльях через дымовую трубу) резко глупеет.

Увы, нечто подобное порой случается с противниками главных героев даже в голливудских блокбастерах, но повторять чужие ошибки не стоит. А в "Василисе" вроде бы толковый офицер вместо того, чтобы, например, тихо-мирно арестовать своего русского коллегу, приставив ему пистолет к виску (такая возможность была), почему-то начал (по точному выражению товарища Дынина из бессмертной комедии "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен") фехтоваться с врагом на палках. Зачем? Почему? Ответ знают только сценаристы новой отечественной ленты.

Но наиболее идиотский поступок главный злодей совершил, когда, вслед за русским офицером арестовав и пришедшую в деревню на его поиски Василису, не сумел убедить ее выдать свой отряд. После этого француз приказал отвести связанную девушку ждать казни в тот же сарай, где томился ее любимый, хотя любой здравомыслящий человек в подобных обстоятельствах поставил бы партизанку перед выбором: или она сдает отряд, или утром станет свидетельницей долгой и мучительной смерти возлюбленного. Не сомневаюсь, даже в столь страшной ситуации Василиса своих бы не предала, но пришлось бы ей гораздо тяжелее… А уж сажать в одно помещение приговоренных к казни влюбленных, которые не виделись много месяцев, — и вовсе нелепость.

Нежными чувствами к Василисе действия француза объяснить невозможно: как бы ни была сильна любовь, чужеземка и ее люди наносили серьезный ущерб солдатам, которыми он командовал. Впрочем, наполеоновский офицер действительно мог поступить именно так — если бы окончательно уверился в скором крахе нападения на Россию и не хотел лишних жертв. Но настолько нетипичное для военнослужащего поведение кинематографисты обязаны были очень хорошо обосновать, однако ничего подобного не сделали. Поэтому глупость француза выглядит одной из множества логических нестыковок сюжета.

Все перечисленные выше ошибки мог исправить даже человек, ничего не знающий об Отечественной войне 1812 года, но привыкший задумываться о причинах и следствиях тех или иных действий. Увы, с исторической точки зрения "Василиса" еще менее убедительна. Я не собираюсь придираться к покрою платьев и мундиров: в исторической сказке это совершенно неважно. Но даже в данном жанре кинематографисты обязаны делать все возможное, чтобы запечатлеть на экране цвет времени, о котором рассказывают. Однако у меня сложилось впечатление, что создатели нового отечественного фильма не читали не только "Войну и мир" Льва Толстого (о работах серьезных историков я даже не говорю), но и вообще ни одно произведение русской классической литературы XIX века. Конечно, о вкусах не спорят, но если люди снимают кино о вполне конкретной и хорошо известной образованным зрителям эпохе – может, стоило перед началом работы собрать хоть немного информации о времени, о котором планируется рассказать?!.. Тогда удалось бы избежать множества грубейших недочетов.

Перечисление всего лишь нескольких из бесчисленного количества исторических ошибок "Василисы" начну с языковых проблем. Все актеры, играющие роли крестьян, старательно изображают простонародный говор — так, как сами его представляют. В результате одни исполнители акают, другие окают, третьи гекают, четвертые чокают, все вместе являя собой удивительно наглядное воплощение поговорки "Кто в лес, кто по дрова". Я понимаю: сегодня лишь немногие специалисты знают, как именно говорили крестьяне в родных местах Василисы Кожиной в начале XIX века. Но зачем вообще было имитировать просторечие, если господ и крепостных разделяло гораздо более важное отличие: дворяне, даже небогатые, в быту говорили между собой по-французски, а их рабы — по-русски?..

Данное положение вещей было отнюдь не случайным: обсуждая свои проблемы и радости на чужом языке, господа гарантировали себе абсолютную защиту от чужих ушей. Именно поэтому крепостных, даже самых преданных, крайне редко учили французскому: зачем посвящать в личные дела посторонних?!.. Так что невероятно широкий кругозор Василисы и ее сестры (по сюжету не нянек для барчуков и не актрис, а обычных горничных) совершенно неубедителен с исторической точки зрения. Всем желающим лучше понять отношения между дворянами и их собственностью очень советую прочитать короткий, написанный простым и понятным языком рассказ Николая Лескова "Тупейный художник".

Манеры персонажей вызывают столь же искреннее недоумение, как и все остальное. К сведению кинематографистов: "сударь" и "сударыня" — это обращение равных к равным. Говоря с господами, рабы были обязаны называть их "барин" и "барыня". Поведение крепостной, которая обратилась бы к дворянке "сударыня", так же недопустимо, как поступок современного первоклассника, в личном разговоре назвавшего бы директора своей школы Петькой или Васькой.

Ну ладно, все это, в общем-то, мелочи. Есть в фильме ошибки и посерьезнее. Например, совершенно неубедителен хозяин Василисы — человек демократических убеждений, который приветствовал вторжение Наполеона, поскольку надеялся, что просвещенный француз, захватив Россию, непременно отменит крепостное право. Ирония ситуации состоит в том, что в нашей стране даже в самые мрачные эпохи никто не мог помешать господам, полноправным владельцам своих рабов, распорядиться собственностью как угодно, в том числе и освободить ее. А уж после указа Александра I о вольных хлебопашцах, опубликованного в 1803 году, отпустить крестьян на волю стало совсем просто. Так и поступил с жителями одной из своих многочисленных деревень князь Андрей Болконский — человек столь же порядочный, сколь и практичный. А вот Пьер Безухов, тоже очень совестливый, но менее деловитый, никого освобождать не стал: сначала ему приходилось выплачивать огромные долги (собственные и первой жены), а потом еще и кормить вторую жену, детей, а также помогать шурину. Конечно, в глубине души Пьер очень сочувствовал своим крепостным, но благополучие близких было для него гораздо дороже свободы абсолютно посторонних людей…

Примерно так же, как Безухов, рассуждали очень многие российские демократы того времени, поэтому нападение Наполеона никто из них не приветствовал. В данном вопросе либералы оказались полностью единодушны с убежденными крепостниками.

При этом поддержать французов могли русские дворяне самых разных убеждений, но по совсем иной причине. Военная машина Бонапарта играючи сокрушила армии всей Европы, в том числе и казавшуюся прежде непобедимой прусскую. Представлялось вполне очевидным, что дикая, отсталая, погрязшая в коррупции Россия тоже обречена на поражение. В подобных обстоятельствах сохранить земли, деньги и влияние могли лишь те русские дворяне, которые первыми бы безоговорочно поддержали захватчиков… Если бы хозяин Василисы решил встать на сторону оккупантов именно по этой причине, то его действия были бы вполне логичны. Увы, вариант, предложенный кинематографистами, абсолютно неубедителен.

Французы тоже показаны в новой отечественной картине весьма странно: они больше похожи на эсэсовцев, занятых очисткой захваченных территорий от неполноценных народов, чем на самих себя. Спору нет, наполеоновские солдаты наверняка считали русских дикарями, но это была обычная ксенофобия, в той или иной степени свойственная практически всем людям. Ни о каких организованных зверствах речи тогда не шло.

Если бы создатели "Василисы" сумели показать, что зверства французов обусловлены скорее их полной неспособностью себя контролировать после страшных боев, чем личной жестокостью или заранее спланированной операцией, это было бы вполне достоверно. Увы, поверить в наполеоновских солдат, которые регулярно, продуманно и изощренно издевались над русскими крестьянами, я не могу при всем желании.

Все эти (и многие другие, не упомянутые мной) исторические ошибки не имели бы никакого значения, если бы кинематографистам удалось создать яркий, достоверный образ Василисы Кожиной — женщины, возглавившей партизанский отряд. Вполне очевидно, что для достижения данной цели следовало показать ум и мужество, а также организаторские и полководческие способности простой крестьянки.

Но наибольшее недоумение вызывают те качества Василисы, на которых создатели новой российской картины сосредоточили основное внимание: во-первых, эта девушка невероятно добра и наивна, во-вторых, она очень много страдала.

Беда в том, что доброта, наивность и перенесенные испытания не имеют ни малейшего отношения ни к полководческим, ни к любым другим талантам. В обычной мелодраме подобная трактовка характера героини выглядела бы вполне нормально, но в истории жизни предводительницы партизанского отряда она абсолютно неуместна.

Понятно, что при таком сценарии у актеров не было ни малейших шансов создать сколько-нибудь достоверные, узнаваемые образы, но даже в этих обстоятельствах совсем уж картонным оказался возлюбленный Василисы — русский офицер, больше похожий на распрекрасный манекен, чем на живого человека. Это тем более обидно, что герой "Гусарской баллады", поручик Ржевский, блистательно сыгранный Юрием Яковлевым, оказался одним из трех персонажей советского кино (наряду с Чапаевым и Штирлицем), который так полюбился зрителям, что стал героем многочисленных анекдотов…

Продолжать выискивать неточности и недоработки новой отечественной ленты можно еще долго, но главное ясно и так. Посмотреть "Василису" я советую лишь самым большим поклонницам красивых мелодрам, которых не волнуют ни исторические неточности, ни логические неувязки. Остальным зрителям (особенно любителям исторического и военного кино) лучше не тратить зря время и деньги.


comments powered by HyperComments

LXX Каннский МКФ: "Нелюбовь" Звягинцева снискала любовь жюри

Сценарный Эксперт

XXV ВКФ "Виват кино России!": Настало "Время первых"

XXVIII ОРКФ "Кинотавр": "Про любовь..." и "Нелюбовь" вне конкурса

Умерла Ирина Карташева

XXV ВКФ "Виват кино России!": С юбилеем!