Ярослав Жалнин
Ярослав Жалнин

Специально ко Дню Космонавтики и в год 80-летия со дня рождения Юрия Алексеевича Гагарина мы встретились с актёром Ярославом Жалниным, чтобы поговорить с ним о том, как добиваться поставленных целей и не сдаваться, несмотря ни на что.

Ярослав, как к тебе пришло осознание того, что ты хочешь стать именно актёром?

Я собирался стать полицейским, но когда путь для меня туда закрылся, я понял, что единственный разумный выход из ситуации — приблизить себе самое любимое дело. В данном случае, это актёрская профессия. Сделать из хобби — профессию. И как-то однажды моя одноклассница рассказала о том, что было бы здорово поступить в Москве "на театральное". Я уточнил у неё: что же она имеет в виду. Только тогда я для себя узнал, что на актёров, оказывается, ещё и учат. И поехал поступать.

Как восприняли твоё решение родители?

Вопрос с родителями всегда очень важный. Многим запрещают. Всем, кто сейчас стоит перед выбором, я всегда советую: "Ищите правильные аргументы для своих родителей. Говорите результат, для чего вам это нужно, не говорите словами: "Я просто хочу!". Я объяснил своим родителям, что мне это нужно для этого и для этого, я готов к тому, что может случиться самое худшее, и я не собираюсь теряться, и если вдруг что-то пойдёт не так, то я буду думать о том, что же мне делать дальше. Я родился и вырос в Нижнем Тагиле, у нас был довольно суровый двор, да и работал я на заводе в цехах с тяжёлым производством, поэтому был морально готов к тому, что я найду себе любую работу. Приехав сюда, я не поступил во МХАТ, слетев с конкурса, пройдя все подготовительные туры. Серьёзной обиды не было. Уже в тот момент, когда оглашали списки тех, кто прошёл на курс, я себе отчётливо представлял, что вернусь в свой родной город, где устроюсь на работу во Дворец культуры им. И. В. Окунева рабочим сцены, буду вести концерты, заниматься театром, — у меня уже тогда в голове выстроился какой-то план. Но я совершенно не учёл тот факт, что меня взяли на роль в фильме "Манга". Буквально на улице меня нашли, сфотографировали, и так я остался в Москве. Уже без родителей, абсолютно один жил в гостинице. Первую неделю ходил только на Красную площадь и ВДНХ. Всё остальное время сидел в гостинице, смотрел телевизор, читал книги, — не знал чем себя занять. Затем постепенно стал знакомиться с суровым характером Москвы, где на месте сидеть нельзя ни минуты — нужно постоянно что-то делать, общаться, знакомиться, иначе ты начнёшь увядать.

Я потихонечку стал пробовать одну работу, вторую, третью… Я в тот момент зависел только от себя, поэтому приходилось мало есть, быть худым, а потом я понял, что надо во что бы то ни стало идти к своей мечте — быть актёром, и пошёл поступать во ВГИК. Уже на подготовительных курсах я нашёл себе единомышленников, и мы стали как-то вместе двигаться по жизни, поступили в вуз, работали официантами…

Оказавшись во ВГИКе, я усвоил первый урок актёрской жизни: если ты хочешь, действительно, знать больше об этой профессии, ты должен забыть и о личной жизни, и о подработках, жить на картошке с майонезом, на быстрорастворимой лапше… Впоследствии мне пришлось отказаться от работы официантом, потому что профессия требовала моей полной отдачи. Я приходил с первыми ребятами в институт, а уходил всегда одним из последних. Уже сейчас, после окончания института, я могу сказать, что именно те ребята, которых я видел всегда рядом с собой, именно они сейчас и работают в кино, и зарабатывают деньги, и развиваются, и играют в театре.

Когда всё-таки найдутся нужные аргументы для родителей, то как подготовить себя к поступлению в столичный актёрский вуз?

Готовиться нужно как минимум за полгода. Позже полугода — уже сложнее. Конечно, можно по быстрому, но за полгода ты сможешь определить список той литературы, которая тебе нравится. Всегда, сколько я не смотрю, проходят именно те люди, которые приходят с материалом, который близок твоей душе, твоему внутреннему миру. Если я приду с монологом Евгения Онегина, — я никуда не пройду, потому что у меня в душе нет Евгения Онегина. Я не он. А если ты находишь, к примеру, "Волки и овцы" Александра Островского, то ты можешь поискать там частичку себя, почувствовать, что это про меня. Идти нужно, в первую очередь, от своего я: нравится произведение, сидишь и плачешь в конце, оно близко или применимо к твоему детству, юности, любви, — бери и делай его. Но чтобы найти этот материал — нужно время. Затем выбираешь, как известно, басню, прозу и стихи. Главное, чтобы это было близко к тебе, а потом уже начинаешь готовиться, читаешь, смотришь, набираешь в поисковике "Актёр читает прозу", выскочит тебе, к примеру, Сергей Безруков, читающий "Чёрного человека" Сергея Есенина, — посмотри как это делает профессионал. Вот тебе на данном этапе эталон, вот и стремись к нему. Потом посади какую-нибудь фокус-группу, соседа своего пригласи, скажи: "Послушай!" Если ты хочешь стать актёром, то ты не должен бояться позвать соседа тебя послушать. Если боишься позвать, то подумай, а готов ли ты быть актёром. Если есть люди, которым нравится то, как ты читаешь, значит, у тебя есть шанс. Самое главное — нужно всегда готовить себя к самому худшему в актёрской профессии. Если ты пробовал себя в 5-6-7 мест и никуда не смог поступить, то лучше сделай паузу и попробуй себя в чём-нибудь другом, близком к актёрской профессии: телевидении, режиссуре и т. п.

С какого времени ты стал сниматься в кино и сериалах более плотно?

Начал сниматься я уже на втором курсе. Меня уже стали куда-то приглашать, что-то я и сам стал себе искать. Я потихонечку стал разбираться в сценариях. Хотя до сих пор для меня этот вопрос остаётся закрытым. Как догадаться: сценарий будет хорошим или плохим? Какая формула должна быть, чтобы угадать, что этот сценарий произойдёт? На том же примере телесериала "Метод Лавровой", где я снимался уже после окончания института, работая в первом сезоне, мы ходили с актёрами и держались за голову, потому что мы не понимали, что выйдет из этого проекта. Мы не чувствовали его драйв, мы не чувствовали его азарт, мы просто играли и выполняли свою работу, а потом получилось так, что у него были потрясающие рейтинги и какие-то безумно хорошие отзывы. Такие, что сразу же решили снимать второй сезон. Когда стали запускать продолжение, там и бюджет был гораздо больше, и сценарий, на мой взгляд, гораздо ёмче, и операторская, и режиссёрская работы были гораздо круче, но вот он не пошёл совсем у зрителя. Его даже с середины сняли с эфира, передвинув на другое время.

На твой взгляд, нужно ли начинающим актёрам сниматься в кино и сериалах, обучаясь в институте или всё-таки не нужно?

Весь кинобизнес — это знакомства, это связи, это лица. Если так просто кинуть резюме, то тебя никто никогда никуда не возьмёт. Очень важно личностное отношение. Поэтому, когда я учился, я всегда снимался во всех массовках и в разных телепередачах. Мы ходили и снимались, но я не сидел в первых рядах, а всегда садился на задние ряды, чтобы, если что, не попасть крупным планом в кадр. Я всегда к каждой передаче относился очень разумно: смотрел, что за передача, оценивал — что меня ждёт после этого. А потом убеждался, что ничего страшного в этом нет. Опыт надо приобретать, а не сидеть и ждать чего-то. На мой взгляд, ожидание – это самое бесперспективное занятие.

Есть такая некоторая иллюзия у актёров, что как только они выпустятся из вуза, сразу же всё у них пойдёт как по маслу. Никогда ни у кого ничего сразу не идёт. Только у некоторых, бывает, выстреливает сначала благодаря своей внешности, а лишь потом благодаря своему таланту, если он, конечно, есть. У нас таких примеров совсем немного, но они есть. Вот тот же самый Данила Козловский. Но очень многие после окончания актёрского вуза садятся ждать. Это самое серьёзное заблуждение. Они думают, что сейчас они готовы к большому шагу: к роли в большом кино или к большому серьёзному телесериалу, — ничего подобного. Всегда нужно начинать двигаться с нуля, как будто ты нигде не учился, как будто ты вообще ничего не знаешь. Я вижу своих друзей, которые не стесняются в актёрской профессии начинать с нуля, с маленького эпизода, доказывая, что они способны на большой эпизод, в большом эпизоде доказывать, что они способны на роль второго плана, а в этой роли доказывать, что они способны на главную роль. И эта система вполне работает, самое главное — всё время выше ставить планку, но не бояться начинать с нуля и не отпинываться от ролей в ожидании чего-то, — так проходит время.

Если ты согласился на роль, то люби свою работу и радуйся каждому моменту, что бы ты там не делал, будь ты оператором, режиссёром, сценаристом, актёром и т. п. Ты должен делать это с любовью и принимать всё за чистую монету, иначе потом в твоей личной карме этот момент будет пустым. В любом случае, жизнь — это конкуренция только с самим собой, поэтому путь ты прокладываешь себе только сам. Лет до сорока ты работаешь на своё имя, а потом уже оно работает на тебя.

Как ты относишься к тому, что некоторые твои коллеги по цеху активно выступают против каких-то политических реформ, подписывают разные обращения, выходят на митинги? Тебе это близко или ты считаешь, что актёр не должен всем этим заниматься?

Я очень внимательно слежу за политикой и мировым развитием. Мне это интересно. Подписывать я вряд ли когда-то что-то буду, если это не касается моих личных интересов или интересов моей семьи. Если, например, в своём подъезде, то я могу что-то подписать, а касающееся каких-то вопросов политически глобальных, то нет. Я считаю, что каждый должен участвовать в таких вопросах как человек, я не могу участвовать как актёр. Мне кажется, что все эти бумаги, вроде Обращение рок-музыкантов или Артист театра такого-то, или Режиссёр такого-то, — обратись ты как человек, приди на митинг, не пиарься, а просто постой там. Участвовать в политической жизни нужно лишь тогда, когда ты собрался стать политиком.

Расскажи немного о театре, в котором ты сейчас работаешь.

Придя в Театр-студию "Бу" при Булгаковском доме, и познакомившись с ребятами, я понял, что мне будет гораздо интереснее быть у истоков какого-то молодого театра, который начинает всё с нуля. Это частный театр, в нём, если ты работаешь — ты получаешь, если не работаешь — не получаешь. Это тоже меня подогревает, вызывая желание делать новые проекты. Театр пропитан духом свободы, и в нём ты можешь проявить себя не только как актёр, но и как автор идеи, как продюсер, как режиссёр, — как угодно. Можно предлагать любые проекты. Мне это интересно: интереснее не работать в театре и знать его историю, а работать в театре, в котором история ты и есть.

Какой фильм в своей фильмографии ты считаешь поворотным, после которого тебе стало больше поступать различных предложений сняться в том или ином кино?

Наверное, это фильм "Караси". Телевизионная картина, снятая одним из моих любимых режиссёров Сергеем Крутиным. Я там работал с Еленой Яковлевой, с Юрием Степановым... Мне в этом фильме режиссёр дал возможность проявить себя, и уже после этой ленты, я как-то сам почувствовал, что способен в профессии на многое. В такие маленькие и сжатые сроки мы сняли очень хорошее кино. Кино с говорящим смыслом и со своей моралью, которая имела очень приятный художественный окрас. Рассказано с экрана было очень тонко. В своём шоурил я представлял кадры из этого кино, после которых сразу становилось понятно: что я могу.

Что тебе ближе: сериалы или полнометражные фильмы?

Мне, как актёру, интереснее кино, потому что там я могу больше сосредоточиться, ёмче вижу свою линию ввиду того, что хронометраж меньше, я её вижу перед собой. А когда сериал, от меня иногда эта линия ускользает: не вижу конец, не вижу середины, могу упустить какой-то кусочек, — очень сложно в голове держать историю содержания развития персонажа на одном дыхании, тем более, даже не из-за того, что длинный срок производства, а просто длинная линия. Она даёт о себе знать.

Расскажи о сериале "Метод Лавровой". Как ты в него попал?

В проект я попал на последней стадии кастинга, когда уже все были набраны, и вдруг продюсеры сказали, что не хватает персонажа. Всё сыпется из-за его отсутствия. И был прописан мой Виталий Миско, были дополнительные пробы. Меня после первых проб сразу же утвердили. Все актёры, с кем я снимался в "Методе Лавровой" оказались очень дружны, и мы до сих пор общаемся друг с другом.

Тяжело идти в такие проекты, где по 40 и более серий?

Конечно, тяжело. Во-первых, сложно выдержать как актёру, а во-вторых, тяжело и службам, всем цехам очень сложно дождаться финала и работать качественно. Бывает, что сдуваются некоторые. Это один из нюансов нашего сериального производства, что вроде начинаешь здорово, идея — классная, и деньги вроде есть, а потом к финалу начинается работа на тяп-ляп: эта кофта сойдёт, этот шарф нормально, в этом эпизоде машина не проехала — и ничего, словом, пропадает какая-то принципиальность. В этом смысле главное самому не расслабляться и оставаться требовательным к себе и к своим целям.

Тебя стали узнавать после "Метода Лавровой"?

Раньше мне, действительно, внутренне хотелось, и это хочется каждому актёру, быть на вершине, быть на коне, чтобы тебя узнавали, чтобы в театр шли на тебя, просили сфотографироваться, чтобы в кафе подходили и говорили: "Спасибо". Мне этого не хочется. Я немножко почувствовал это и понял, что дальше мне не надо. Если человек говорит: "Вы знаете, мне лицо Ваше так знакомо, это Вы у нас вчера покупали три булки хлеба?" — для меня это высшая похвала. Я становлюсь близким для людей человеком, родным, но не кумиром, я остаюсь для них, прежде всего, человеком, который подарил им тот или иной образ на экране. Мне кажется, что все актёры должны быть вот такими неузнаваемыми в жизни, а только в кино заставлять поверить, что вот такой герой может быть, или вот такого героя быть не может.

Как тебе удалось попасть на главную роль в фильме "Гагарин. Первый в космосе"?

Вокруг да около всегда витают какие-то слухи о том, что на все такие главные роли попадают каким-то странным образом. С продюсерами фильма я познакомился только лишь через шесть месяцев после проб. Когда я пришёл на проект, я знал лишь, что он будет про космонавтов. Я начал пробоваться, и мне говорят: "Мы попробуем Гагарина". Я в начале посмеялся, думаю, какой из меня Гагарин. Были первые пробы, вторые, третьи…, и я уже потом понял, что это всё уже не шутки, и что они действительно видят во мне образ Гагарина, и стал сам в себе его искать. Если до этого я думал, что это какой-то бред, то потом я понял, что надо рыться, надо копаться, стал искать в себе, вокруг, в телевизоре, в книгах, в аудио… Каждый месяц я ходил туда на пробы как на работу. И физические пробы были разные: и в форме, и без формы, и в скафандре, и с актёрами разными, хронику смотрели, и потом только я уже попробовал съёмочную площадку. Так что путь был долгий, весьма тяжёлый и нервный. Обычно всегда, когда я ухожу с проб, то стараюсь про них забывать, чтобы если и не позвонят, не пришлось переживать, а то когда сидишь и думаешь: ну вот скорее бы позвонили, или что-то там сам пытаешься узнать, – это ты попусту тратишь своё время на каких-то людей, которым до тебя попросту нет никакого дела.

Когда меня уже утвердили на фильм "Гагарин. Первый в космосе", я два месяца ходил в спортзал, где очень много занимался не сколько для внешнего вида, сколько для внутренней подготовки. Я и летал, и на центрифуге крутился, подтягиваться постоянно приходилось, — всё это было в таком гиперколичестве, ведь нужно же было в тонусе держать своё тело постоянно. Затем были восемь месяцев съёмок, довольно комфортных, не было никакой спешки, всё постепенно, потихоньку, когда что-то не получалось — переснимали или делали в других локациях. Заботой была окружена каждая единица проекта: начиная от Гагарина и заканчивая картинкой. Конечно, у меня самого, как у зрителя, возникают вопросы, я чувствую не полную удовлетворённость собой как актёром, но я всегда сам перед собой честно признаюсь, что я актёр — полностью режиссёрский. Без режиссёра мне очень сложно. Я с самого начала своей актёрской карьеры понял, что любое аудиовизуальное произведение может создавать лишь один человек — режиссёр. Именно его идею выполняют все актёры, сценаристы, помощники его, операторы, монтажёры, музыканты… Именно его взгляд мы будем смотреть потом с экрана. И когда отсутствует твёрдый режиссёрский ход, я, как актёр, начинаю теряться. Существовать вне режиссёра я не то чтобы не могу, но это никогда ни к чему хорошему не приводит. И таких примеров — масса, когда ты смотришь кино и не понимаешь: почему главный герой играет ужасы, а режиссёр сделал комедию. Непонятно. Я всегда стремлюсь режиссёра сделать главным.

Чтобы ты мог посоветовать начинающих актёрам, закончившим вуз: как себя стоит в дальнейшем развивать? Какие фильмы смотреть, что читать, какие театры посещать…

Смотреть надо всё, что выходит. Все новинки. У меня было большим упущением то, что я, обучаясь в институте, иногда пропускал пары международного кино, и сейчас приходится пересматривать что-то старое. Смотреть надо новинки практически все. Если ты работаешь в кино, ты должен знать всё. Только от старого может родиться что-то новое. Я очень часто хожу по театрам, особенно люблю какую-нибудь экзотику, театральные приезды кого-нибудь. Например, мне нравится смотреть на то, как иностранцы ставят нашу классику. Занимаюсь спортом: дома у меня висит турник, висит груша. Дома я занимаюсь боксом и всё время подтягиваюсь, что позволяет держать себя в тонусе. Я не стремлюсь ходить в спортзал и накачивать себе кубики. Если они будут нужны для проекта, это делается не так сложно, всего лишь за несколько месяцев.

Ты говоришь о том, что надо смотреть всё кино, но, а как же тогда личностный отбор: это лучше, это хуже? Ведь если смотреть всё, может развиться всеядность.

Это зрители, которые идут в кинотеатр, будут определять: что лучше, а что хуже, а ты должен знать всё. У меня дома — домашний кинотеатр. Я купил себе проектор на огромную стену, и у меня есть отличный звук, потому что я понимаю, что мне нужно смотреть кино. Это мой рабочий стол. Я стараюсь смотреть то, у чего больше копий, или то, что проходит на фестивалях, всегда смотрю все фильмы, которые номинированы на премию "Оскар".

Тебе бы хотелось попробовать свои силы в Голливуде?

Нет, зачем мне это? У меня нет этой цели. Что это мне даст? У меня тоже самое может быть и здесь, в России. Нет у меня такого интереса. Здесь можно заработать те же деньги, только времени может потребоваться на съёмки чуть дольше, поэтому тратить своё время на то, чтобы ехать и жить в Америку, работая на чужую страну и пытаясь понять чужой менталитет, — я не хочу. Я думаю, что один из самых грамотных ходов — это Светлана Ходченкова. Она снимается в довольно интересных работах в США, но она туда пришла через российское кино. Она здесь стала хорошей актрисой, и пошла туда.

Мне же гораздо интереснее копаться в нашем менталитете, искать наши истории. У нас просто ещё не занята ниша людей, которые искали бы способы реализации этих историй.


comments powered by HyperComments

XXIII РКФ "Литература и Кино": Кинофорум начнется с "Искушения"

Премия "Белый квадрат"-2016: К чести Осадчего

LXX Каннский МКФ: "Теснота" и "Нелюбовь" в Каннах

Премия "Белый квадрат"-2016: 5 из 41

V Премия АПКиТ: Михаил Ефремов и его "Пьяная фирма" покорили продюсеров

Умер Михаил Калик