Николай Лебедев
Николай Лебедев

"Легенда № 17" произвела настоящий фурор. В российском прокате фильм на протяжении нескольких недель возглавлял пятерку лучших картин по кассовым сборам и был удостоен шести кинопремий "Золотой орёл", в том числе как лучший российский фильм 2013 года. В июне 2014 года создателям фильма была присуждена государственная премия Российской Федерации в области литературы и искусства за 2013 год. Встретившись с режиссером этой картины Николаем Лебедевым, мы обсудили успех фильма, а также его дальнейшие творческие планы.

Прошел год с того момента как фильм вышел в прокат, но о нем не перестают говорить. В чем же заключается успех вашего фильма?

С моей стороны было бы весьма опрометчивым делом рассуждать об успехе. Я просто делаю свою работу, и делаю ее искренне. И здорово, когда эта работа вызывает отклик. Мне кажется, что история человека, который пытается реализовать свое призвание, близка каждому — независимо от пола, возраста, политических или религиозных убеждений. Каждый мечтает состояться в жизни. Наш герой движется к своей цели через неудачи, препятствия, разочарования, — но находит в себе силы не сломаться, выстоять и добиться своего. Я бы сказал, у такого персонажа есть чему поучиться. Тем более, что прообразом послужил реально существовавший человек — Валерий Борисович Харламов.

Не страшно было браться за такой сложный проект?

Я не размышлял на эту тему. Для меня было важно найти историю, которая бы взволновала до глубины души. В "Легенде № 17" такая история была — символическая история взросления человека, взаимоотношений учителя и ученика, а по сути, отца и сына. Мне это оказалось очень близким. И я бросился в этот фильм, не размышляя о последствиях. Просто не мог пройти мимо.

Как удалось добиться того, чтобы этот фильм был интересен как молодой, так и взрослой аудитории, при этом удерживать в течение всего фильма постоянно нарастающее напряжение?

Так как я не являюсь спортивным болельщиком — да и никогда не являлся, — то, увлеченный человеческой историей, рассказываемой в фильме, я решил попытаться сделать такую картину, которая была бы интересна мне самому как зрителю. Иными словами, я представил себе ситуацию: прихожу в кинозал, там показывают фильм о хоккее — каким должен быть этот фильм, чтобы я увлекся, высидел два часа, понял и прочувствовал то, что происходит на экране?.. Поэтому я просто стал двигаться в эмоциональном направлении и больше доверять интуиции. Вместе со сценаристами Михаилом Местецким, Николаем Куликовым и продюсерами Леонидом Верещагиным и Никитой Михалковым мы вносили изменения в сценарий, появлялись новые персонажи и сюжетные линии, а какие-то идеи возникали прямо на съемочной площадке. Я хотел выстроить историю таким образом, чтобы зритель мог ощутить, насколько важно найти гармонию в собственной жизни, постичь все уроки, которые жизнь нам преподносит. Только после этого можно стать счастливым и состоявшимся человеком.

Светлана Иванова и Николай Лебедев на съемках фильма "Легенда №17"

Светлана Иванова и Николай Лебедев на съемках фильма "Легенда №17

Как вы считаете, если бы не Олег Меньшиков, был ли фильм настолько удачным?

Я выдам вам тайну: поначалу я хотел пригласить на эту роль другого актера, мы с ним довольно долго договаривались. Но так и не договорились — ему мешало то, что он не чувствовал себя внешне похожим на Тарасова. И я понимал его опасения. Но был уверен, что сила этого образа – не во внешней похожести.

Как сказал однажды Спилберг: глядя на историческое лицо в фильме, можно, конечно, размышлять над тем, насколько актер похож на прообраз и правильно ли приклеена борода, — но гораздо интереснее и важнее почувствовать масштаб личности.

Олег Меньшиков — последний кандидат, о котором можно было подумать в связи с ролью тренера Анатолия Тарасова. Когда мы с ним встретились в моем офисе (до этого не были знакомы), я то и дело подсознательно  отводил глаза в сторону: слишком уж был не похож этот яркий, моложавый, с юношеской улыбкой красавец, звезда на хмурого, сосредоточенного героя из сценария. Но едва Олег сел напротив Данилы Козловского и начал читать первые реплики, все вопросы и сомнения улетучились: передо мной был тот самый тренер Тарасов, каким я его видел в самых заветных снах — сильный, мощный, резкий, мудрый и бесконечно человечный.

Работать с Олегом было одним сплошным наслаждением. Он человек необыкновенно талантливый, азартный, преданный делу. Глядя на его Тарасова, я еще раз говорю себе: как же все-таки важно в режиссерской профессии не следовать привычным для нас представлениям об актере, а важно дать состоявшейся звезде шанс сделать что-то совершенно другое, неожиданное. Мне кажется, роль Тарасова — колоссальная удача Олега Меньшикова. Я очень благодарен ему за сотворчество.

В картине вы поменяли хронологию событий. Думали ли вы о том, что скажет об этом взрослое поколение?

Сдается мне, это вопрос о взаимоотношениях искусства и реальности. Вопрос непростой. Вопрос формы и содержания. Вопрос кальки и образа.

Мне довелось читать один из первых вариантов сценария "Легенды № 17". Это был тщательно выписанный, очень подробный байопик. Но в нем не было главного: той энергии, которая заставляет зрителя прийти в зал и два часа сопереживать герою. Эта энергия возникает, кроме всего прочего, из драматической структуры. Не я ее придумал, а Аристотель. Очень много лет назад придумал.

Человеческая жизнь имеет свою драматургию — но эта драматургия резко отлична от структуры драмы. И если пренебречь законами драматического повествования, вы потеряете главное — зрительское сопереживание, а в конце концов и зрительский интерес. Вот и весь секрет.

На самом-то деле, мы перенесли одно лишь событие из жизни Харламова — автомобильную аварию. В действительности она произошла на четыре года позднее описываемых в фильме событий — но ведь произошла же!.. И Валерий Харламов повел себя именно так, как и в фильме: он победил недуг, преодолел себя, он выстоял. Мне кажется, правда образа и правда характера в данном случае куда важнее, чем дата события.

Для тех же, кто привык википедией проверять художественное произведение, мы дали еще одну подсказку — название фильма. "Легенда № 17", а не "Историческая справка о хоккеисте Харламове В.Б.". Образ, который трактует реальность в собственном ключе.

Как отнеслась к известию о съемках фильма сестра Харламова, Татьяна Борисовна?

Хорошо отнеслась. Поначалу проект вызвал у нее немало вопросов, но мы шаг за шагом искали взаимопонимание, уточняли, где мы можем свободно обращаться с фактами из жизни ее близких и ее собственной, а где — следовать букве истории. Мы очень подружились и поддерживаем тесную связь. Татьяна Борисовна принимала активное участие в создании фильма, за что ей отдельное спасибо; помогала собирать материал по картине. В конце концов она так расхрабрилась, что сдалась на мои уговоры и появилась на экране в небольшом камео. Данилу Козловского, сыгравшего главную роль в фильме, она иначе как "мой братик" не называет.

Кстати говоря, и дочь нашего второго героя, Татьяна Анатольевна Тарасова, которая поначалу с настороженностью относилась к проекту, приняла фильм. Мне и всей творческой группе очень дороги слова одобрения, которые Татьяна Анатольевна сказала о картине в целом и о работе Олега Меньшикова, создавшего на экране образ ее великого отца.

Олег Меньшиков и Николай Лебедев на съемках фильма "Легенда №17"

Олег Меньшиков и Николай Лебедев на съемках фильма "Легенда №17"

Как вы считаете, если бы не Олег Меньшиков, был ли фильм настолько удачным?

Я выдам вам тайну: поначалу я хотел пригласить на эту роль другого актера, мы с ним довольно долго договаривались. Но так и не договорились — ему мешало то, что он не чувствовал себя внешне похожим на Тарасова. И я понимал его опасения. Но был уверен, что сила этого образа — не во внешней похожести.

Как сказал однажды Спилберг: глядя на историческое лицо в фильме, можно, конечно, размышлять над тем, насколько актер похож на прообраз и правильно ли приклеена борода, - но гораздо интереснее и важнее почувствовать масштаб личности.
Олег Меньшиков — последний кандидат, о котором можно было подумать в связи с ролью тренера Анатолия Тарасова. Когда мы с ним встретились в моем офисе (до этого не были знакомы), я то и дело подсознательно отводил глаза в сторону: слишком уж был не похож этот яркий, моложавый, с юношеской улыбкой красавец, звезда на хмурого, сосредоточенного героя из сценария. Но едва Олег сел напротив Данилы Козловского и начал читать первые реплики, все вопросы и сомнения улетучились: передо мной был тот самый тренер Тарасов, каким я его видел в самых заветных снах — сильный, мощный, резкий, мудрый и бесконечно человечный.

Работать с Олегом было одним сплошным наслаждением. Он человек необыкновенно талантливый, азартный, преданный делу. Глядя на его Тарасова, я еще раз говорю себе: как же все-таки важно в режиссерской профессии не следовать привычным для нас представлениям об актере, а важно дать состоявшейся звезде шанс сделать что-то совершенно другое, неожиданное. Мне кажется, роль Тарасова — колоссальная удача Олега Меньшикова. Я очень благодарен ему за сотворчество.

Если говорить о финальном матче, насколько было технически сложно поставить его хореографию?

Вопрос тут не в хореографии, а в режиссерском решении сцены. Опять же, я задал себе вопрос: что меня, человека, далекого от хоккея и мало в нем понимающего, может удержать в кресле и не дать заскучать? Ответ очевиден: драматически развивающаяся история. В сценарии, к примеру, были такие описания действия: "Харламов подхватывает шайбу, устремляется к воротам противника и забивает виртуозный гол". Мне же надо было придумать, как меняется состояние героя на протяжении этого фрагмента, как это будет выражено пластически, — и как голы, которых в финальной сцене множество, не будут повторять друг друга. Я подразумеваю не сам момент гола, а весь сегмент, от вбрасывания до сирены, включающей также реакции всей команды и зрителей.

Полгода я бился над тем, чтобы придумать эту сцену, расставить "крючки", которые удерживали внимание зрителя и заставляли следить за персонажами. Каждый сегмент матча был решен как отдельная история со своим развивающимся действием, со своими визуальными манками. Все это было зарисовано в подробнейшие раскадровки — каждый кадр действия.
Затем наш хоккейный постановщик Джоди Стейсик облек мои идеи в "хоккейную форму" и вместе с актерами и хоккеистами отрепетировал каждый фрагмент матча.

Работа была непростая. Достаточно сказать, что одно только хоккейное действо финальной сцены — канадского матча — мы снимали три недели. Восемнадцать дней по двенадцать часов на льду. И группа, и актеры, и операторская команда под руководством моего постоянного оператора Ирека Хартовича — каждый участник этой работы проявили настоящий творческий героизм при съемке этой непростой сцены.

На съемках фильма "Легенда №17"

На съемках фильма "Легенда №17"

Есть еще один зрелищный эпизод — коррида! Как вы ее снимали?

Это сложнейшая и опаснейшая съемка. Да и сама подготовка тоже была очень сложной. Мы снимали в Испании. У испанцев энсьерро - национальный вид спорта. Но при этом — вид спорта крайне рискованный. Когда вы видите на экране толпу людей, бегущих перед стадом быков, это не комбинированный кадр, не компьютерная графика, это "живой кадр". И когда разъяренный бык разносит в щепы кафе на площади — это тоже реальная съемка. Для того чтобы провести ее, в центре небольшого городка на севере Испании выстроили металлические ограждения в несколько слоев. По всему периметру стояли пожарные команды, полиция с огнестрельным оружием, скорая помощь, врачи и проч. Конечно, ребенка, игравшего юного Валеру Харламова, мы снимали отдельно, создавая "эффект присутствия" с помощью монтажа.

Музыка в картине несет особое настроение. Расскажите немного об этом этапе.

Музыка не может не быть особенной, если ее автор — композитор Эдуард Артемьев. Мы впервые встретились в работе, и для меня это замечательный, очень вдохновляющий опыт. Артемьев – в высшей степени требовательный художник. Он никогда не берется писать музыку к фильму, если сам фильм не задел, не произвел должного впечатления. Он досконально изучает материал, виртуозно разбирается в законах кинематографической драматургии. Он очень тонко чувствует эмоциональную ткань фильма. Я уже не говорю о том, насколько это талантливый человек! — об этом знают все, кто знаком с российской киномузыкой нескольких последних десятилетий. Работать с Артемьевым — огромное человеческое и профессиональное удовольствие. Мне кажется, он создал удивительную, трепетную музыкальную ткань, которая так срослась с изображением, с рассказываемой историей, что теперь и не отделить. В отдельные моменты музыкальный комментарий стал определяющим для эмоционального вовлечения зрителя, - а это дорогого стоит.

А что для вас значит "Легенда № 17"?

Это большой кусок моей жизни. Очень непростой, временами мучительный, но очень счастливый, потому что я встретился с замечательными людьми. С кем-то впервые, с кем-то я уже работал раньше. Я воспринимаю эту картину как своего ребенка, собственно, как и все другие. Да, меня радует результат, - но все-таки, оглядываясь назад, я воспринимаю фильм как процесс, историю встреч и расставаний, ярких эмоций, острых человеческих впечатлений. А еще — как большой труд. Труд, труд и еще раз труд.

Работаете ли вы сейчас над каким-нибудь новым проектом?

Да. Сейчас на Студии ТриТэ Никиты Михалкова началась работа над фильмом "Экипаж". Это рассказ о современных авиаторах, пилотах гражданской авиации, об их профессиональных и человеческих проблемах, радостях и болях. По жанру это будет драматическая, с элементами комедии история, превращающаяся по ходу развития сюжета в зрелищный фильм-катастрофу. Снимать картину будет практически тот же коллектив, что делал "Легенду № 17". Продюсеры — Леонид Верещагин и Никита Михалков. Фильм планируется выпустить, в том числе, на экранах IMAХ и, возможно, в формате 3D.

Спасибо.


comments powered by HyperComments

LXX Каннский МКФ: "Нелюбовь" Звягинцева снискала любовь жюри

Сценарный Эксперт

XXV ВКФ "Виват кино России!": Настало "Время первых"

XXVIII ОРКФ "Кинотавр": "Про любовь..." и "Нелюбовь" вне конкурса

Умерла Ирина Карташева

XXV ВКФ "Виват кино России!": С юбилеем!