Кадр из фильма "Тайна четырех принцесс"
Кадр из фильма "Тайна четырех принцесс"

Геннадий Гладков — личность абсолютно легендарная для всех отечественных любителей хорошей музыки. Именно он создал саундтреки для множества обожаемых зрителями художественных и мультипликационных фильмов, в том числе для таких бесспорных шедевров, как "Обыкновенное чудо" и "Бременские музыканты".

Новая российская сказка "Тайна четырех принцесс" наверняка привлечет внимание всех поклонников Геннадия Игоревича, ведь он не только написал для нее музыку, но и был одним из соавторов сценария. Увы, хотя несомненные достоинства у этой картины есть, но недостатков у нее, по-моему, гораздо больше. Однако начну все же с того, что по-настоящему порадовало.

Создатели новой отечественной ленты прекрасно понимают особенности рейтинга "0+" (по американской классификации — "G"). В фильмы, предназначенные для детей дошкольного возраста, ни в коем случае нельзя включать ни слишком страшные, ни тем более кровавые эпизоды, а сюжет должен развиваться просто и однозначно. Но вместе с детьми сказки смотрят и их родители, поэтому в сценарий непременно нужно добавить несколько шуток, которые предназначены для взрослых, но при этом не смутят и не шокируют малышей. Задача непростая, однако создатели "Тайны четырех принцесс" решили ее если не блистательно, то вполне достойно.

Актерские работы тоже очень хороши. Исполнители трудятся в полную силу, они относятся к своим героям и их необычным проблемам с должным уважением, ни на миг, однако, не выходя из изначально условной жанровой стилистики. Именно так и нужно играть в сказках.

Увы, все остальное оказалось отнюдь не так замечательно. В сказках невероятно важна визуальная составляющая — то, каким увидели чудесный волшебный мир оператор, художник и художник по костюмам. Не могу сказать, что в "Тайне четырех принцесс" они поработали совсем уж плохо — к счастью, все, что мы видим на экране, больше похоже на условно средневековые королевства, чем, например, на постъядерный апокалипсис. Но, увы, миру доброй старой сказки явно не хватает изящества, яркости, волшебства и… изюминки какой-то, что ли.

Наибольшее недоумение вызывают платья четырех принцесс. Все остальные персонажи — король и королева, принцы, волшебники, придворные, слуги, ремесленники — носят условные, но с виду явно старинные наряды (большего для сказки и не нужно, это ведь не историческая эпопея). А вот наследницы престола щеголяют исключительно в… никогда не догадаетесь… полупрозрачных мини-парео, навевающих ассоциации то ли с весьма условной Древней Грецией, то ли со СПА-салоном. Не могут будущие жены и матери королей так одеваться — даже в сказке! Юных наследниц престола следовало нарядить или в условно средневековые платья, которые действительно быстро порвались бы во время исполнения рок’н’тролля, или — у нас XXI век или где?! — в топики и мини-юбки. А прозрачные мини-парео, похожие на те, в которых гуляют героини новой отечественной картины, я не видела больше нигде, даже на выпускницах "Фабрики звезд"…

Недостаток волшебства в работах оператора, художника и художника по костюмам вполне способен возместить режиссер. Для этого нужны не навороченные спецэффекты, а талант. Например, гениальные французские киносказки 1940-х годов ("Вечерние посетители" Марселя Карне, "Красавица и чудовище" Жана Кокто), как и все без исключения замечательные советские сказки, создавались на очень скромные деньги, но получились совершенно волшебными.

Увы, ругать режиссера "Тайны четырех принцесс" вроде не за что, но и хвалить совершенно не хочется, потому что никакой магии он в свою работу не принес, тем самым подчеркнув все прочие недочеты создателей данной ленты.

Ситуацию мог бы выправить (пусть не полностью, а частично) качественный саундтрек, а также работа хореографа — и то, и другое очень важно в мюзикле. Увы, и здесь не все ладно. Спору нет, большинство песен, звучащих в "Тайне четырех принцесс", очень удачно вписано в сюжет (проклятье королевы-матери, рассказ царедворцев о странном поведении наследниц престола) или представляет собой симпатичные вставные номера (песенка стражников), а хореография тоже вполне достойна. Увы, все великолепие портит один очень важный нюанс: самыми неудачными оказались песни четырех принцесс и их возлюбленных, а также постановка бала в Подземном королевстве и финальной свадьбы — в общем, все, что помогло бы раскрыть характеры главных героев и героинь. Также весьма озадачивает тот факт, что, выйдя из кинотеатра, я не смогла вспомнить ни одну из мелодий, понравившихся мне во время просмотра (хотя, например, почти все песни из виденной прошлой зимой "Страны хороших деточек" могу пропеть до сих пор). А от музыки из новой отечественной сказки в памяти осталось лишь удивление, почему задорный рок’н’тролль больше похож на старинные танцы вроде польки и галопа, чем на рок’н’ролл... Впрочем, восприятие мелодий — это, конечно, сугубо субъективная вещь, и не исключено, что остальные зрители полюбят саундтрек новой отечественной сказки с первых же аккордов.

А вот большинство стихов, ставших в "Тайне четырех принцесс" основой для песен, откровенно неудачно. "Вместо радости сватовства — злая пагуба колдовства…" "Я так хочу мечту свою обнять, но не могу ее никак поймать…". Это тем более обидно, что в советских детских фильмах даже самые простые по форме тексты песен были очень мудрыми и глубокими по смыслу. Жаль, что талантливые современные российские поэты упускают возможность поговорить с юными зрителями о важных и серьезных вещах.

Все вышеперечисленное могло бы быть не так страшно: толковый сюжет способен компенсировать гораздо более серьезные недостатки. Увы, к сценарию "Тайны четырех принцесс" тоже возникает множество претензий.

Начать нужно с того, что в первые десять-пятнадцать минут экранного времени динамика сюжета новой отечественной картины выражается крупной отрицательной величиной: зрители имеют возможность созерцать лишь, что называется, литье воды ради литья воды.

Подобное построение сюжета типично для советских киномюзиклов: даже в таких бесспорных шедеврах, как "Д’Артаньян и три мушкетера", "Гардемарины, вперед!" и "Приключения Буратино", события поначалу развиваются ну очень медленно. Во времена СССР наши кинематографисты имели возможность потянуть время: в условиях "железного занавеса" конкуренции у них почти не было, и не избалованные зрелищами отечественные зрители предпочитали сколь угодно неторопливый мюзикл передаче "Ленинский университет миллионов".

Сейчас ситуация резко изменилась: российские любители кино могут выбирать между самыми свежими новинками и бессмертной классикой всех времен и народов. В таких обстоятельствах затягивать действие смертельно опасно: устав ждать хоть каких-нибудь событий, зрители уйдут из кинотеатра и отправятся смотреть что-нибудь более динамичное.

Со временем в ленте начинается действие — и появляются совершенно ненужные персонажи. Например, абсолютно непонятно, зачем понадобились вводить в сюжет подмастерьев главного героя — приезжих из далекой южной страны. Точнее, причины-то вполне очевидны, но остается неясным, почему храбрый портняжка забыл о невезучих подчиненных сразу после того, как добился успеха... Увы, в существующем виде истории о подмастерьях ее мораль выглядит так: пока ты беден — якшайся с кем хочешь, но как только разбогатеешь — немедленно забудь о непрестижных друзьях. Я очень сомневаюсь, что кинематографисты стремились к подобному эффекту, но что выросло — то выросло.

Лишними выглядят и волшебники — без них и всего, что с ними связано, сюжет ничего бы не потерял. Королева явно сумела бы превратить непослушных сыновей в птиц и без помощи советника-чародея: все мы знаем, что в реальной жизни материнские проклятия очень действенны безо всякой магии. Чудесные подарки положительным героям вполне могла вручить самая обычная старушка, которой они несколько раз помогли. В бабушкиных сундуках ведь и вправду можно найти совершенно удивительные вещи!

Но в новом отечественном фильме как минимум три человека умеют творить волшебство, и это сразу же вызывает множество вопросов.

Совершенно непонятно, почему так бедна страна, которой правит королева-колдунья с помощью советника-чародея. (Только абсолютно нищая монархиня могла всерьез рассматривать настолько жуткие кандидатуры невест для своих сыновей.) Бестолковость волшебников совершенно необъяснима! Если бы магия в этой истории вообще не упоминалась, все выглядело бы гораздо достовернее.

Не меньшее изумление вызывает и ситуация в соседнем королевстве. Его монарх успешно правил своей державой без всякой магии; это человек, хоть и слегка тщеславный, но неглупый и толковый, поскольку не позволял себя обманывать ни придворным, ни купцам. Что ж, подобное положение вещей вполне возможно. Однако затем кинематографисты попытались убедить зрителей, что мудрый и прозорливый правитель даже не подозревал о том, что живущая в его королевстве волшебница мечтает объединить свою родную державу с соседней. Не знать, где проводят время дочери, он мог: даже самые искушенные в прочих сферах жизни родители нередко слепы в отношении своих детей. Однако в то, что умный и прозорливый монарх не присматривал за могущественной чародейкой, не верится абсолютно.

Мечта волшебницы о воссоединении королевств тоже вызывает недоумение. Зачем преуспевающему королевству взваливать себе на шею бедных соседей?!.. Романтично настроенная чародейка могла всего этого не понимать, но правитель богатого королевства обязан разбираться в подобных вещах и немедленно пресекать любые попытки эксцентричной дамы вмешиваться во внешнюю политику родной страны. Если же он ничего не знал или счел проблему неважной — значит, был совсем не таким умным и практичным, как казался… Вот так всего одна неверная деталь разрушает убедительность целого сюжета; если бы волшебницы в новой отечественной картине не было, то мудрость и деловые таланты короля выглядели бы абсолютно бесспорными.

Ну ладно, честно говоря, в сказках совершенно не важна политическая и экономическая достоверность; в конце концов, Джон Руэл Толкиен и Евгений Шварц ни о чем подобном не задумывались, но создавали настоящие шедевры. Если бы "Тайна четырех принцесс" порадовала зрителей достоверными характерами и красивыми любовными историями, остальные недочеты не имели бы особого значения.

Увы, именно характеры четырех принцесс и их возлюбленных, а также история их отношений остались на самом дальнем плане повествования. Я понимаю: убедительно рассказать о четырех влюбленных парах гораздо сложнее, чем об одной. Но в мировой литературе есть столько прекрасных романтичных произведений! Вполне можно было сделать принцесс и принцев похожими, например, на Скарлетт о’Хара и Ретта Батлера, Наташу Ростову и Пьера Безухова, Снегурочку и Леля, Джейн Эйр и мистера Рочестера (разумеется, слегка загримировав их под особенности сказки братьев Гримм). Тогда у исполнителей появился бы материал для работы над ролями, а зрителям было бы интересно наблюдать за персонажами.

Увы, ничего подобного не произошло; более того, даже песни и танцы в исполнении четырех влюбленных пар оказались самыми неудачными эпизодами ленты. Я просто не понимаю, зачем нужно было лишить молодых артистов малейшей возможности создать хоть сколько-нибудь достоверные образы?!.. А если уж принцев и принцесс решили оставить вообще без крупных планов, то, наверное, логичнее было бы пригласить для исполнения их ролей профессиональных танцоров, чтобы хоть в хореографических эпизодах они сумели выразить чувства, которые испытывают влюбленные. Увы, этого сделано не было.

Общее впечатление от фильма могла хоть немного выправить красивая история любви храброго портняжки Ганса и хитроумной служанки Гретель, но, увы, и здесь не сложилось. Чувства этих двоих — классические отношения простака и субретки; в старом театре данная сюжетная линия предназначалась лишь для того, чтобы помочь зрителям немного отдохнуть от страданий главных героев.

Ганс и Гретель выглядят простаком и субреткой не из-за своего низкого происхождения, а потому, что история их любви показана слишком уж легкомысленно, ей явно недостает драматизма. Я вовсе не призываю к душераздирающей трагичности: у сказки свои законы. Но если вспомнить, например, "Обыкновенное чудо" Марка Захарова, то там происходящее на экране всегда становилось очень серьезным, как только речь заходила о чувствах. Неважно, кто ты и сколько тебе лет — если ты любишь, ты одновременно невероятно счастлив и бесконечно несчастен, потому что даже если союзу влюбленных ничто не мешает, их всегда преследует страх потерять друг друга…

В истории отношений Ганса и Гретель драматичных моментов тоже хватает. Например, идя на королевский суд, Гретель не сомневалась, что за организацию побега возлюбленного ее ждет смерть, и наверняка очень боялась, но все равно была счастлива, что ее любимый останется в живых. А Ганс, оказавшись в безопасности, вдруг осознал, насколько гнусно поступил, бросив любимую на произвол судьбы, и вернулся на верную гибель, понимая, что даже этим, возможно, не спасет Гретель... Если бы кинематографисты с должной серьезностью показали испытания, выпавшие на долю молодых людей, то Ганс и Гретель выглядели бы настоящими героями. Увы, ничего подобного сделано не было, и проблемы влюбленной пары в новой отечественной сказке кажутся несерьезными и игрушечными. А персонажи, у которых нет настоящих проблем, не вызывают ни малейшего сочувствия…

В результате многочисленных недочетов "Тайна четырех принцесс" оказалась, по-моему, абсолютно лишена смысла. Я понимаю, что суть истории не всегда можно выразить в словах; например, "Обыкновенное чудо" и "Бременские музыканты" мне очень нравится, но чем они меня так зацепили, увы, объяснить не могу. А вот новая отечественная картина кажется мне абсолютно бессмысленной — за умеренно красивой оберткой не вижу ничего, кроме пустоты. Впрочем, не исключено, что я упустила что-то важное, что непременно заметят и оценят другие зрители…

Но, как бы то ни было, "Тайну четырех принцесс" я рекомендую в первую очередь девочкам старшего дошкольного и младшего школьного возраста, а также более взрослым любителям сказок. Поклонники сыгравших в этой ленте актеров и музыки Геннадия Гладкова тоже могут попробовать посмотреть новый отечественный фильм. Остальным лучше не тратить зря время и деньги.


comments powered by HyperComments

LXX Каннский МКФ: "Нелюбовь" Звягинцева снискала любовь жюри

Сценарный Эксперт

XXV ВКФ "Виват кино России!": Настало "Время первых"

XXVIII ОРКФ "Кинотавр": "Про любовь..." и "Нелюбовь" вне конкурса

Умерла Ирина Карташева

XXV ВКФ "Виват кино России!": С юбилеем!